АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Дело: 33-21277/2023
21 июня 2023 года

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

председательствующего судьи ФИО,

судей ФИО ФИО

при ведении протокола помощником судьи ФИО,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО к АО «ВЭР» о защите прав потребителя, взыскании денежных средств, штрафа, компенсации морального вреда, судебных расходов,

по апелляционной жалобе ФИО на решение Щелковского городского суда,

заслушав доклад судьи ФИО,

объяснения представителя АО «ВЭР» ФИО,

установила:

Истец ФИО обратился в Щелковский городской суд <данные изъяты> с иском к АО «ВЭР» о защите прав потребителей, в котором просит расторгнуть договор о предоставлении поручительства «Финансовая защита» и договор абонентского обслуживания «Помощь на дорогах», взыскать с ответчика в пользу истца плату по Договору предоставления поручительства «Финансовая защита» и договору абонентского обслуживания «Техническая помощь на дорогах», заключенных с АО «ВЭР» и взыскать с АО «ВЭР» денежные средства за плату по договорам, взыскать компенсацию морального вреда, штраф, судебные расходы.

В обоснование иска истец указывает, что <данные изъяты> между истцом и ПАО «РГС Банк» заключен договор потребительского кредита <данные изъяты> от <данные изъяты>, в целях частичной оплаты автомобиля <данные изъяты> по договору купли-продажи <данные изъяты> от <данные изъяты> стоимостью 1 790 000 рублей. В тот же день между истцом и ответчиком заключено 2 договора, а именно: договор о предоставлении поручительства «Финансовая защита» стоимостью 308 510 рублей; договор абонентского обслуживания «Техническая помощь на дорогах» стоимостью 160 000 рублей. Указанные договоры истцом заключены в офертно-акцептном порядке путем подписания заявления о присоединении к условиям договоров. Указанные договоры истцом заключены с целью получения маркетинговой скидки по дополнительному соглашению к договору купли-продажи автомобиля в размере 550 000 рублей, которыми истец не имел намерения воспользоваться. На обращение истца к ответчику в досудебном порядке, требования остались без удовлетворения, предложенная сумма выплаты не устраивает истца ввиду ее малозначительности.

На основании изложенного, истец просил суд: взыскать в свою пользу с ответчика: денежную сумму в размере 308510 рублей в связи с отказом от исполнения договора возмездного оказания услуг (сертификата на квалифицированную поддержку при потере работы по тарифному плану «Финансовая защита» 2 в год <данные изъяты> от <данные изъяты>; сумму в размере 160000 рублей, в связи с отказом от исполнения договора возмездного оказания услуг (карта технической помощи на дороге <данные изъяты> от <данные изъяты>; проценты за пользование чужими денежными средствами на дату фактического исполнения решения суда в сумме 7188 рублей; 396,04 рублей в качестве почтовых расходов; 6000 рублей в качестве убытков; 9000 рублей в качестве издержек; 20000 рублей компенсацию морального вреда; штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя по закону «О защите прав потребителя».

В судебном заседании истец поддержал исковые требования по указанным основаниям, настаивал на удовлетворении требований и расчете задолженности суммы иска, подтвердил, что указанные договоры им заключены добровольно, с условиями заключения договоров истец был ознакомлен и согласен, услуги не были ему навязаны. Дополнительно пояснил, что <данные изъяты> Истец обратился к Ответчику с уведомлением об одностороннем отказе от исполнения договоров и потребовал возврата денежных средств по заключенным договорам. Заявление получено ответчиком <данные изъяты>, что подтверждается отчетом об отслеживании почтового отправления <данные изъяты>. <данные изъяты> ответчиком дан ответ, в котором предложено осуществить возврат денежных средств в размере 10 % от стоимости договора «Техническая помощь на дорогах», в возврате денег по договору о предоставлении поручительства «Финансовая защита» истцу отказал.

В судебном заседании представитель ответчика АО «ВЭР» ФИО, действующий на основании доверенности (копия в деле), исковые требования не признал, с предъявленными исковыми требованиями и расчетом истребуемых сумм не согласился, поддержал представленные в материалах дела письменные возражения на исковое заявление, также подтвердил, что ответчик готов осуществить возврат денежных средств в размере 10 % от стоимости договора «Техническая помощь на дорогах». В случае удовлетворения требований истца просил применить положения ст.333 ГК РФ.

В судебное заседание третье лицо ООО «АСЦ-Запад» представителя с надлежаще оформленными полномочиями не направил, извещено о дате и времени судебного заседания, письменной позиции по заявленным требованиям в материалах дела не представлено.

Решением Щелковского городского суда <данные изъяты> от <данные изъяты> исковые требования удовлетворены частично.

Суд постановил:

Взыскать с АО «ВЭР» в пользу ФИО плату по договору абонентского обслуживания «Техническая помощь на дороге» в размере 10 182 рубля, штраф в размере 5 091 рублей, почтовые расходы – 396,4 рублей, судебные расходы – 5 000 рублей; всего взыскать 20510, 04 (двадцать тысяч пятьсот десять рублей четыре копейки) рублей.

В части исковых требований ФИО о компенсации морального вреда, судебных расходов, штрафа в большем размере - отказать.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, ФИО обратился с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда как незаконное и необоснованное, принять новое решение об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Представитель ответчика АО «ВЭР» ФИО возражал против отмены решения суда.

Иные лица, участвующие в деле, в судебное заседание не явились, извещены.

Судебная коллегия на основании ст. 167 ГПК РФ пришла к выводу о возможности рассмотрения дела при данной явке.

Согласно ч. 1 ст. 330 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются:

1) неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела;

2) недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела;

3) несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

Согласно требованиям ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, если оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от <данные изъяты> "О судебном решении").

Обоснованным решение следует признавать тогда, когда в нем отражены имеющие значение для данного дела факты, подтвержденные проверенными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости или общеизвестным обстоятельствам, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от <данные изъяты> "О судебном решении").

Постановленное судом решение вышеуказанным требованиям не отвечает.

Выслушав объяснения представителя ответчика, проверив материалы дела в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

Судом первой инстанции установлено, что <данные изъяты> между истцом и ПАО «РГС Банк» заключен договор потребительского кредита <данные изъяты> от <данные изъяты>, в целях частичной оплаты автомобиля <данные изъяты> по договору купли-продажи <данные изъяты> от <данные изъяты> стоимостью 1 790 000 рублей.

Также <данные изъяты> между ФИО и АО «ВЭР» заключено два договора, а именно: договор абонентского обслуживания «Техническая помощь на дорогах» и договор о предоставлении поручительства «Финансовая защита».

Договор абонентского обслуживания «Техническая помощь на дорогах» заключен между сторонами на основании Оферты договора, размещенного на официальном сайте АО «ВЭР».

В соответствии с п. 3.1 Оферты договор считается заключенным с момента оплаты стоимости абонентского карты (внесения абонентского платежа). При этом оплата считается произведенной в момент поступления денежных средств на расчетный счёт компании.

Договор в части оказания услуг считается исполненным компанией в момент предоставления абоненту возможности получить доступ к услугам в рамках наполнения карты независимо от того, воспользовался абонент такой возможностью, или нет в течение срока действия договора (п. 3.3).

В случае отказа абонента от исполнения договора и при условии, если договор был заключен без какого-либо содействия третьих лиц (п. 1.9 Оферты), возврат уплаченных абонентом денежных средств осуществляется пропорционально неиспользованным абонентом периодам (п. 3.5).

<данные изъяты> истец направил в адрес ответчика заявление об отказе от исполнения договора и возврате денежных средств. Заявление получено ответчиком <данные изъяты>, что подтверждается отчётом отслеживания почтовых отправлений <данные изъяты>.

Пунктом 5.1 Оферты предусмотрено, что срок действия абонентской карты, а равно срок действия договора указывается в наполнении абонентской карты и состоит из абонентских периодов, каждый из которых равен 1 (одному) месяцу. Течение первого абонентского периода начинается в момент заключения договора.

Действие договора заканчивается в 00:00:01 часов московского времени дня, следующего за последними сутками срока действия абонентской карты. После окончания срока действия абонентской карты, при отсутствии в месячный срок письменных возражений со стороны абонента относительно качества и сроков оказываемых по договору услуг, услуги считаются оказанными надлежащим образом и принятым абонентом. Обязательства сторон по договору прекращаются с момента окончания действия договора (п. 5.2).

В силу п. 5.3 Оферты, стоимость абонентских периодов определяется следующим образом: 90 % от итоговой стоимости абонентской карты составляет стоимость первого абонентского периода; стоимость последующих периодов рассчитывается в соответствии с формулой.

Из материалов дела следует, что договор абонентского обслуживания заключен <данные изъяты>, <данные изъяты> истец отказался от заключенного договора и просил вернуть оплаченные по договору денежные средства.

Истец пользовался картой 5 абонентских периодов, неиспользованными остались 7 абонентский периодов.

Стоимость абонентских периодов в соответствии с п. 5.3 Оферты составит:

Стоимость 1-го абонентского периода – 144 000 рублей (160 000 x 90 %);

Стоимость последующих абонентских периодов – 1454,54 рублей (160 000 x 0,1)/ (12-1);

Стоимость 2,3,4 и 5 абонентских периодов – 5818,18 рублей (1454,54 x 4).

Руководствуясь ст. 421, ст. 425, ч. 1 ст. 431, ч. 1 ст. 432, ч. 2 ст. 450, ст. 429.4, ст. 782 ГК РФ, ст. 32 Закона Российской Федерации от <данные изъяты> <данные изъяты> «О защите прав потребителей», суд пришел к выводу, что истцу подлежит возврату сумма за вычетом использованных абонентских периодов составит 10 182 рубля (160 000 (итоговая стоимость карты) – 144 000 рублей (1-й абонентский период) – 5 818,18 рублей (стоимость со 2-го по 5 абонентский период)).

Поскольку требования истца по договору «Техническая помощь на дороге» в добровольном порядке ответчиком удовлетворены не были, доказательств обратного в материалы дело не представлено, суд пришел к выводу об обоснованности требований истца о взыскании штрафа. Размер штрафа составит 5 091 рублей (10 182 x 50 %).

Также судом установлено, что <данные изъяты> между истцом и ответчиком заключен договор о предоставлении поручительства «Финансовая защита» (опционный договор): выбранная программа «Финансовая защита», стоимость предоставления поручительства 308 510 рублей, срок действия – с <данные изъяты> по <данные изъяты>.

Согласно указанному договору истцу предоставлены: защита по риску «потеря работы» в виде погашения фактической задолженности по кредитному договору в размере ежемесячного платежа, покрытие в рамках тарифного плана – 4 платежа за весь срок действия кредита согласно действующему графику кредитного договора.

Стоимость договора оплачена истцом в полном объеме, что не оспаривается сторонами.

Согласно п. 1.1 Оферты Договора о предоставлении поручительства, в рамках настоящих Общих условий опционный договор в соответствии со ст. 429.3 ГК РФ заключен между Принципалом и Гарантом с целью выдачи Сертификатов квалифицированной поддержки при потере работы, в которой содержатся условия независимой гарантии на право требования денежных платежей в пользу Кредитора и оказания услуг Исполнителем с целью надлежащего исполнения Принципалом обязательств по кредитному договору.

Согласно преамбуле Оферты договора «Термины и определения», Договор о предоставлении поручительства — Опционный договор, который состоит из Общих условий, Заявления физического и/или юридического лица (Должника) о присоединения к Общим условиям и Сертификата на квалифицированную поддержку при потере работы.

Согласно п. 2.2 Оферты Договора, по Сертификату Гарант обязуется совершать по требованию Принципала денежные платежи в счет погашения фактической задолженности в размере ежемесячного платежа по Кредитному договору. Количество и размер платежей определяются Программой, выбранной Принципалом, и указываются в Сертификате.

Проанализировав условия заключенного между сторонами договора, применительно к положениям ст. 429.3 ГК РФ, суд пришел к выводу, что заключенный между сторонами договор, по своей правовой природе отвечает признакам опционного договора.

В соответствии с п. 5.1 Общих условий договора о предоставлении поручительства АО «ВЭР» в пользу физических/ или юридических лиц, являющихся неотъемлемой частью заключенного между сторонами опционного договора, при прекращении опционного договора платеж цены договора за выдачу сертификата на квалифицированную поддержку при потере работы, возврату не подлежит.

Суд пришел к выводу, что данное условие в полной мере соответствует положениям п.3 ст. 429.3 ГК РФ, истец, подписывая заявление о заключении договора на предоставление поручительства, согласился с общими условиями, в том числе с п. 5.1 Оферты Договора.

Из Общих условий договора о предоставлении поручительства АО «ВЭР» в пользу физических/или юридических лиц следует, что сертификат на квалифицированную поддержку при потере работы содержит в себе условия независимой гарантии, по которой гарант (гарант) принимает на себя по просьбе другого лица (принципала – должника по кредитному договору) обязательство уплатить указанному им третьему лицу (бенефициару, кредитору) денежную сумму в соответствии с условиями выбранной принципалом программы и условия услуг, оказываемых принципалу исполнителем.

Руководствуясь ст. 368, п. 1 ст. 370, п. 1 ст. 371, п.1 ст. 421 ГК РФ, ст. 450 ГК РФ, п. 3 ст. 429.3 ГК РФ, суд первой инстанции пришел к выводу, что правоотношения сторон не регулируются положениями главы 39 ГК РФ (возмездное оказание услуг), поскольку положениями опционного договора не предусмотрено оказание истцу каких-либо услуг, кроме выдачи независимой гарантии. Суд указал, что в рассматриваемом случае истец за возможность предъявления соответствующего требования (о совершении платежей в счет погашения задолженности по кредитном договору) заплатил ответчику цену опциона, уплата которой являлась не платой за какую-либо услугу, а фактически являлась компенсацией гаранту тех рисков, которые он на себя принимает в силу заключенного с истцом опционного договора.

Поскольку утрата истцом интереса к опционному договору, а равно исполнение обязательства по кредитному договору, не является обстоятельством, с которым закон или заключенный сторонами опционный договор связывал бы возможность возврата цены опциона, суд пришел к выводу, что правовых оснований для взыскания с ответчика денежных средств в размере 308 510 рублей, оплаченных по опционному договору, не имеется.

Рассматривая требования истца о взыскании компенсации морального вреда и отказывая в их удовлетворении, суд указал, что истцом в нарушении ст.56 ГПК РФ не представлены доказательства причинения физических, морально-нравственных страданий действиями либо бездействиями ответчика.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда первой инстанции в части размера взысканных сумм по абонентскому договору, исходя из следующего.

В силу положений ст. 1, ст. 421, ст. 422 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе; граждане и юридические лица свободны в заключении договора, понуждение к заключению договора не допускается; условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ст. 422), при этом договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Договором с исполнением по требованию (абонентским договором) признается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом (п. 1 ст. 429.4 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Абонент обязан вносить платежи или предоставлять иное исполнение по абонентскому договору независимо от того, было ли затребовано им соответствующее исполнение от исполнителя, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 2 ст. 429.4 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Особенностью абонентского договора является внесение оплаты по нему вне зависимости от того, было ли затребовано заказчиком соответствующее исполнение от исполнителя или нет, а также стабильность размера оплаты за отчетный период, независимо от того, что объем и сложность встречного предоставления в каждом из отчетных периодов может сильно отличаться. Такие договоры предполагают возможность заказчика обратиться к исполнителю в любой момент времени и затребовать соответствующее исполнение (услугу), а оплата предусматривается именно за постоянное "состояние готовности" исполнителя в течение отдельного периода предоставить встречное предоставление заказчику.

По общему правилу односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами (п. 1 ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации). В силу п. 2 ст. 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае одностороннего отказа от договора (исполнения договора) полностью или частично, если такой отказ допускается, договор считается расторгнутым или измененным.

В данном случае действующим законодательством предусмотрен отказ гражданина в одностороннем порядке от исполнения абонентского договора в любое по его усмотрению время.

Так, в силу п. 1 ст. 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Поскольку стороной в настоящем договоре является гражданин, то к правоотношениям сторон применяются положения ст. 32 Закона Российской Федерации N 2300-1 от <данные изъяты> "О защите прав потребителей", согласно которым потребитель также вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

В силу положений пункта 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей (в редакции, действовавшей на момент заключения указанного абонентского договора) условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Как разъяснено в пункте 76 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от <данные изъяты> N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", ничтожными являются условия сделки, заключенной с потребителем, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (статья 3, пункты 4 и 5 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей.

По смыслу приведенных норм заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг до его фактического исполнения, в этом случае возмещению подлежат только понесенные исполнителем расходы, связанные с исполнением обязательств по договору. Какие-либо иные последствия одностороннего отказа от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг для потребителя законом не предусмотрены, равно как не предусмотрен и иной срок для отказа потребителя от исполнения договора.

Таким образом, в силу прямого указания закона у истца имеются правовые основания для отказа от абонентского договора оказания услуг и возврате внесенной по нему абонентской платы.

При этом, у исполнителя имеется право на возмещение за счет заказчика-потребителя при его отказе от исполнения договора расходов, понесенных ввиду исполнения обязательств по конкретному заключенному с потребителем договору.

Из приведенных положений закона следует, что потребитель в любое время вправе отказаться от исполнения договора об оказании услуг и потребовать возврата уплаченных по договору сумм за вычетом фактически понесенных исполнителем расходов.

Обязанность доказать наличие таких расходов и их размер в данном случае возлагается на исполнителя.

Если имеет место абонентский договор на оказание услуг, то потребитель имеет право требовать возврата денежных сумм, уплаченных за тот период действия договора, на который он досрочно прекращен.

Суд первой инстанции пришел к верному выводу о праве потребителя отказаться от абонентского договора.

Вместе с тем судебная коллегия не может согласиться с размером взысканных судом денежных сумм, рассчитанных в соответствии с п. 5.3 Оферты в силу следующего.

Так, согласно ст. 32 Закона РФ "О защите прав потребителей" потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

В силу положений пункта 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей (в редакции, действовавшей на момент заключения указанного абонентского договора) условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от <данные изъяты> N 14-П "По делу о проверке конституционности пунктов 2 и 3 статьи 428 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина ФИО", в отношениях с профессиональными продавцами граждане-потребители подчас лишены возможности влиять на содержание договоров, что является для них фактическим ограничением свободы договора. Воздействие на волю потребителя могут оказывать и различные преддоговорные практики, применяемые продавцами для максимизации прибыли. Соответственно, необходимыми становятся предоставление потребителю как экономически слабой стороне в этих правоотношениях особой защиты его прав и соразмерное правовое ограничение свободы договора для другой стороны, т.е. для профессионалов, с тем, чтобы реально гарантировать соблюдение конституционного принципа равенства при осуществлении предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Абонентский договор в силу п. 1 ст. 429.4 ГК РФ предусматривает внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом (например, абонентские договоры оказания услуг связи, юридических услуг, оздоровительных услуг, технического обслуживания оборудования).

Особенностью данного договора является то, что услуги по нему исполнителем могут быть и вовсе не оказаны в связи с необращением потребителем к исполнителю, однако при этом договор все равно будет считаться исполненным со стороны исполнителя услуг.

Таким образом, право потребителя на односторонний отказ от исполнения абонентского договора и возврат уплаченных денежных сумм за вычетом фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору, во взаимосвязи с особенностями правовой природы абонентского договора подлежит реализации, исходя из периодов, предшествующих отказу от его исполнения со стороны потребителя, стоимость услуг за которые не подлежит возврату потребителю.

Применительно к настоящему делу стоимость услуг, предоставляемых ответчиком, определена договором 160 000 руб., которая распределяется по абонентским периодам, равным одному месяцу, в течение одного года.

Согласно п. 5.1 Оферты срок действия договора состоит из абонентских периодов, каждый из которых равен одному месяцу.

При этом в силу п. 5.3 Оферты, стоимость абонентских периодов определяется следующим образом: 90 % от итоговой стоимости Абонентской карты составляет стоимость первого абонентского периода; стоимость последующих абонентских периодов рассчитывается в соответствии с формулой.

По мнению судебной коллегии, такое условие заключенного между сторонами абонентского договора, нарушает право истца как потребителя на отказ в любое время от исполнения договора при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору, а в случае абонентского договора – при условии оплаты периодов, в которые абонентский договор действовал.

Данное условие договора приводит к тому, что большая часть стоимости услуг по договору засчитывается и не подлежит возврату в любом случае потребителю услуг по истечении первого месяца использования карты технической помощи, что нарушает предусмотренное Законом РФ «О защите прав потребителей» право потребителя услуг по абонентскому договору на возврат уплаченных денежных средств, уплаченных по договору, пропорционально тем периодам действия договора, которые еще не наступили, но были фактически оплачены.

При этом финансового обоснования такого непропорционального распределения стоимости абонентских периодов в Оферте не приведено.

Судебная коллегия обращает внимание на то, что диспозитивность гражданского законодательства, основывающаяся, в том числе, на принципе свободы договора, не означает безусловное соответствие условий любого заключённого договора нормам закона.

При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что п. 5.3 Оферты в части, определяющей распределение оплаты услуг по абонентскому договору за периоды его действия, противоречит приведенным выше положениям Закона РФ «О защите прав потребителей», ущемляет права потребителя, в связи с чем является ничтожным и не подлежит применению.

В связи с этим оплата по названному абонентскому договору подлежит распределению равномерно в отношении каждого периода действия договора.

Поскольку абонентский договор между сторонами по настоящему делу был заключен на 1 год, его стоимость составила 160 000 руб., то стоимость одного месяца составляет 13333руб.33коп.

Истец пользовался услугами ответчика 5 месяцев.

Таким образом, стоимость оказанных ответчиком услуг составляет 66666,67 руб. (13333,33*5).

Следовательно, после отказа от исполнения договора со стороны истца оставшаяся часть стоимости оплаченных истцом услуг ответчику составляет 93333,33 руб., которая подлежала взысканию с ответчика в пользу истца.

На основании изложенного, решение в части взыскания сумм в связи с расторжением абонентского договора подлежит отмене с принятием нового решения о частичном удовлетворении указанных требований.

Не может судебная коллегия согласиться и с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для взыскания по договору о предоставлении поручительства, поскольку судом неправильно применены нормы материального права.

Так, в силу положений статьи 429.3 Гражданского кодекса Российской Федерации по опционному договору одна сторона на условиях, предусмотренных этим договором, вправе потребовать в установленный договором срок от другой стороны совершения предусмотренных опционным договором действий (в том числе уплатить денежные средства, передать или принять имущество), и при этом, если управомоченная сторона не заявит требование в указанный срок, опционный договор прекращается. Опционным договором может быть предусмотрено, что требование по опционному договору считается заявленным при наступлении определенных таким договором обстоятельств.

По смыслу данных норм закона в их системном взаимодействии, права требования, передаваемые по опционному договору, представляют собой самостоятельный объект гражданского оборота, наделяющий управомоченное лицо правом требовать от должника совершения определенных действий.

По общему правилу опционный договор является возмездным.

При этом права, предоставляемые по опционному договору, подлежат оплате вне зависимости от их последующей реализации.

Применительно к части 3 статьи 429.3 Гражданского кодекса Российской Федерации платеж по опционному договору не подлежит возврату именно на случай прекращения опционного договора по такому основанию (и только на этот случай), то есть в случае, если управомоченная по договору сторона не заявит соответствующее требование в установленный договором срок, не обратится с требованием предоставления предусмотренного договором исполнения в период действия спорного договора.

Заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов (пункт 1 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Статьей 32 Закона Российской Федерации от <данные изъяты> N 2300-1 "О защите прав потребителей" также закреплено право потребителя отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

По смыслу приведенных норм заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг до его фактического исполнения, в этом случае возмещению подлежат только понесенные исполнителем расходы, связанные с исполнением обязательств по договору.

В соответствии с положениями статьи 368 Гражданского кодекса Российской Федерации по независимой гарантии гарант принимает на себя по просьбе другого лица (принципала) обязательство уплатить указанному им третьему лицу (бенефициару) определенную денежную сумму в соответствии с условиями данного гарантом обязательства независимо от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства. Требование об определенной денежной сумме считается соблюденным, если условия независимой гарантии позволяют установить подлежащую выплате денежную сумму на момент исполнения обязательства гарантом. Независимые гарантии могут выдаваться банками или иными кредитными организациями (банковские гарантии), а также другими коммерческими организациями.

Независимая гарантия выдается в письменной форме (пункт 2 статьи 434 Гражданского кодекса Российской Федерации), позволяющей достоверно определить условия гарантии и удостовериться в подлинности ее выдачи определенным лицом в порядке, установленном законодательством, обычаями или соглашением гаранта с бенефициаром.

Статьей 373 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что независимая гарантия вступает в силу с момента ее отправки (передачи) гарантом, если в гарантии не предусмотрено иное.

Гражданское законодательство предусматривает независимую гарантию в качестве одного из способов обеспечения исполнения обязательств (статья 329 Гражданского кодекса Российской Федерации). По такой гарантии у гаранта возникает денежное обязательство перед бенефициаром, и это обязательство независимо от иных обязательств между указанными лицами, а также от обязательств, существующих между бенефициаром и принципалом, в том числе от обязательства, в обеспечение которого выдана гарантия (статья 370 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Независимая гарантия, как правило, выдается на возмездной основе, во исполнение соглашения, заключаемого гарантом и принципалом (пункт 1 статьи 368, пункт 1 статьи 420, пункт 3 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Независимая гарантия не может быть отозвана или изменена гарантом, если в ней не предусмотрено иное (пункт 1 статьи 371 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как разъяснено в пункте 1 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации <данные изъяты>, для возникновения обязательства из независимой гарантии достаточно одностороннего волеизъявления гаранта, если иное прямо не предусмотрено в тексте самой гарантии.

Как следует из представленных доказательств, между сторонами <данные изъяты> был заключен опционный договор (статья 429.3 Гражданского кодекса Российской Федерации) независимой гарантии (статья 368 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно пункту 2.1 Общих условий договора о предоставлении поручительства (л.д.146-149) следует, что гарант обязуется обеспечить основное обязательство принципала по кредитному договору независимой гарантией в соответствии с условиями программы, выбранной принципалом.

По сертификату гарант обязуется совершать по требованию принципала денежные платежи в счет погашения фактической задолженности в размере ежемесячного платежа по кредитному договору. Количество и размер платежей определяются программой, выбранной принципалом, и указывается в сертификате.

В соответствии с условиями договора ФИО произвел оплату в размере 308510руб.

Истец обратился к ответчику с заявлением об отказе от услуги <данные изъяты>.

В настоящем случае право истца на отказ от исполнения договора законом не ограничен, в связи с отказом истца от исполнения договора является расторгнутым именно договор по возмездному оказанию платной услуги.

Положениями ст. 32 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" право на удержание каких-либо денежных средств, за исключением фактически понесенных расходов, исполнителю не предоставлено.

В силу п. 1 ст. 16 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

При отказе потребителя от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) не в связи с его нарушением исполнителем, потребитель вправе на основании статьи 32 Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей", требовать возврата уплаченной им цены за вычетом фактически понесенных исполнителем расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Ответчик не представил доказательств, свидетельствующих об обращении истца за оказанием услуг, связанных с выплатой по независимой гарантии, а также доказательств размера затрат, понесенных ответчиком в ходе исполнения договора, в связи с чем истец имеет право отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг до окончания срока его действия.

Учитывая изложенное, поскольку независимая гарантия ответчиком не была исполнена, у суда первой инстанции имелись основания для удовлетворения исковых требований истца о взыскании денежных средств в размере 308510руб.

В связи с тем, что ответчиком АО «ВЭР» нарушены права истца, как потребителя услуг, в соответствии со ст. 15 Закона РФ от <данные изъяты> <данные изъяты> истец имеет право на компенсацию морального вреда, судебная коллегия не может согласиться с выводами суда об отсутствии оснований для взыскания с ответчика компенсации морального вреда.

Сумма, подлежащая взысканию в качестве компенсации морального вреда, определяется судебной коллегией в размере 10 000 руб. с учетом конкретных обстоятельств дела, степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, и исходя из принципов разумности и справедливости.

В связи с тем, что ответчиком не исполнены законные требования потребителя о возврате денежных средств в размере 401843,33руб., то в соответствии со ст.395 ГПК РФ с ответчика в пользу истца подлежат взысканию проценты за пользование чужими денежными средствами за период с <данные изъяты> по <данные изъяты> в размере 165,14руб.

При этом оснований для взыскания процентов за период с <данные изъяты> по <данные изъяты> не имеется, исходя из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 9.1 Федерального закона от <данные изъяты> N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" для обеспечения стабильности экономики Правительство Российской Федерации вправе в исключительных случаях ввести на определенный срок мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами. Правительству Российской Федерации предоставлено право определить категории лиц, подпадающих под действие моратория.

Такой мораторий был введен постановлением Правительства Российской Федерации от <данные изъяты> N 497 "О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами".

По пункту 1 постановления Правительства N 497 мораторий введен на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами, в отношении юридических лиц и граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей. Введенный мораторий распространяется на всех лиц.

Пунктом 3 постановления Правительства N 497 предусмотрено, что настоящее постановление вступает в силу со дня его официального опубликования и действует в течение 6 месяцев.

В силу подпункта 2 пункта 3 статьи 9.1 Закона о банкротстве на срок действия моратория в отношении должников, на которых он распространяется, наступают последствия, предусмотренные абзацами пятым и седьмым - десятым пункта 1 статьи 63 названного закона.

В частности, не начисляются неустойки (штрафы, пени) и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, за исключением текущих платежей (абзац десятый пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве).

Как разъяснено в пункте 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от <данные изъяты> N 44 "О некоторых вопросах применения положений статьи 9.1 Федерального закона от <данные изъяты> N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", в период действия моратория проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 Гражданского кодекса Российской Федерации), неустойка (статья 330 Гражданского кодекса Российской Федерации), пени за просрочку уплаты налога или сбора (статья 75 Налогового кодекса Российской Федерации), а также иные финансовые санкции не начисляются на требования, возникшие до введения моратория, к лицу, подпадающему под его действие (подпункт 2 пункта 3 статьи 9.1, абзац десятый пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве). В частности, это означает, что не подлежит удовлетворению предъявленное в общеисковом порядке заявление кредитора о взыскании с такого лица финансовых санкций, начисленных за период действия моратория.

Из приведенных положений закона и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в их совокупности следует, что с момента введения моратория, то есть с <данные изъяты>, на 6 месяцев прекращается начисление неустоек за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежных обязательств и обязательных платежей по требованиям, возникшим до введения моратория. За период действия моратория на возбуждение дел о банкротстве неустойка, предусмотренная Законом о защите прав потребителей, не взыскивается с юридического лица, на которое распространяется действие этого моратория.

Поскольку судебной коллегией принято новое решение о взыскании денежных сумм, то имеются основания для принятия нового решения и в части штрафа.

В силу ч. 6 ст. 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Размер штрафа составит 205921,67руб. ((308510+93333,33+10000) *50%).

Принимая во внимание соразмерность последствий нарушенному обязательству, соблюдения баланса интересов сторон, судебная коллегия считает необходимым взыскать с ответчика штраф с применением положений ст. 333 ГК РФ за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя в сумме 150000 руб.

руководствуясь ст. ст. 199, 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Щелковского городского суда <данные изъяты> от <данные изъяты> отменить.

Принять новое решение.

Исковые требования удовлетворить частично.

  • Взыскать с АО «ВЭР» в пользу ФИО в связи с отказом от исполнения договора о предоставлении поручительства сумму в размере 308510 руб.;
  • в связи с отказом от исполнения абонентского договора сумму в размере 93333,33 руб.,
  • компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей;
  • проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 165руб.14коп.,
  • штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя по закону «О защите прав потребителя» в размере 150000 руб.

В удовлетворении требований о взыскании суммы по абонентскому договору, компенсации морального вреда, штрафа, процентов в большем размере отказать.

Председательствующий

Судьи

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Ссылки по теме:

Архив дел

Новости

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и даете согласие на обработку персональных данных.

© 2024 Ксения Русинова, защита прав потребителей Карта сайта
Whatsapp
Viber
Телефон
Email
Задать вопрос юристу
Телефон
Viber