РЕШЕНИЕ
Именем Российской Федерации

17 октября 2023 года, г. Нижний Новгород

Московский районный суд г. Нижнего Новгорода в составе председательствующего судьи Лопатиной И.В., при секретаре Кожиной А.И., с участием истца ФИО.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО к ООО «Директ-А» о защите прав потребителей, взыскании денежных средств,

УСТАНОВИЛ:

Истец обратился в суд с иском к ООО «Директ-А» о защите прав потребителей, взыскании денежных средств, указывая, что 16 мая 2023 года истец приобрел в ООО «Юникор» автомобиль <данные изъяты> стоимостью 851 900 рублей. С целью частичной оплаты автомобиля в тот же день в автосалоне между истцом и АО «Тинькофф Банк» был заключен кредитный договор, которым истцу был предоставлен потребительский кредит на сумму 482 361 руб. Будучи введенным в заблуждение внешним авторитетом продавца, обладавшего всей полнотой необходимой информации как о приобретаемом товаре, так и о реализуемых дополнительных услугах партнеров, внешней правомерностью его требований, стрессом, связанным с приобретением дорогостоящего товара, оформлением кредитного договора, а также длительным пребыванием в автосалоне, рациональность моего покупательского поведения была снижена. Вследствие этого во время оформления сделки купли-продажи истцом была приобретена дополнительная услуга партнера автосалона - ответчика ООО «Директ-А», самостоятельная потребительская ценность которой для истца отсутствовала и приобретение которой не входило в его намерения, а именно: договор на оказание услуг № SG-04091.

Согласно п. 1.1. Договора ООО «Директ-А» обязуется по требованию заказчика обеспечить подключение и оказание услуг по выбранному заказчикам пакету услуг, а заказчик внести плату за подключение и право требовать от исполнителя предоставления данных услуг. Согласно п. 1.5. Договора подключение к программе «GOLD» осуществляется на срок 44 месяца.

В качестве приложения к договору был выдан Сертификат на право премиального обслуживания автомобиля № SG-04091 сроком до 16.01.2027г.

Согласно разделу 2 Договора общая цена договора составляет 90 000 рублей и состоит из:

-4 400 рублей - стоимость абонентского обслуживания за 44 месяца;

-1 800 рублей - стоимость вознаграждения посредника ООО «Прайм Информ»;

-83 800 рублей - плата за подключение к программе.

Указанная денежная сумма была оплачена за счет кредитных средств. При этом, согласно заявлению-анкете на предоставление кредита получателем денежной суммы в размере 90 000 руб. является ИП Бакиева М. Е., а назначением платежа - карта помощи на дороге Прайм Информ.

Также согласно акту оказанных услуг от 16.05.2023 года услуги на сумму 90 000 рублей, уже якобы оказаны Ответчиком в полном объеме.

Поскольку воспользоваться услугами Ответчика не входило в планы истца, 26 мая 2023 г., а также 01.06.2023 истец отправил в ООО «Директ-А» заявление, в котором отказался от исполнения договора и потребовал возврата уплаченной денежной суммы. Заявление было получено Ответчиком по электронной почте 26.05.2023, что им подтверждается в ответном письме.

01 июня 2023г. ООО «Директ-А» был произведен частичный возврат средств в размере 4366,67 руб. за абонентское обслуживание, что подтверждается платежным поручением № 57 от 01.06.2023. В своём ответе за заявление Ответчик указал, что денежная сумма в размере 83 800 рублей является платой за подключение услуг, и в этой части договор ответчиком исполнен. Денежная сумма в размере 1 800 рублей оплачена за посреднические услуги ООО «Прайм Информ».

Отказ Ответчика в возврате денежной суммы в полном объеме послужил основанием для обращения в суд с настоящим иском. Договор на оказание комплекса услуг от 15.05.2023г., заключенный между Истцом Ответчиком считается расторгнутым с момента получения ответчиком заявления о расторжении договора - 26 мая 2023г. Истец отказался от договора с Ответчиком досрочно, услугами Ответчика так и не воспользовавшись. При этом Ответчик, отказывая в возврате денег, доказательств несения фактических расходов не предоставил.

Приобретение услуг Ответчика не являлось результатом самостоятельного и целенаправленного выбора Истца. Ответчик, как партнер автосалона и договор с ним был предложен автосалоном. Истец в данных правоотношениях являлся непрофессиональной стороной - потребителем, не обладающим специальными познаниями, необходимыми для того, чтобы оценить, нуждается ли он во всех услугах ответчика, предложенных ему автосалоном. Сама по себе выдача Истцу «Сертификата», подтверждающего подключение к программе, составляющая, по мнению Ответчика, сумму в размере 83 800 рублей, в смысле главы 30 Гражданского кодекса РФ услугой не является, поскольку не отвечает потребительским свойствам, а лишь подтверждает право предъявителя на получение определенных услуг. Договор на подключение к Программе «GOLD» предполагает лишь действия Ответчика по подключению к Программе. Конструкция договора, согласно которой оплате подлежат не только сами услуги, а и действия по подключению к Программе «GOLD», противоречит закону и исключает возможность отказа от договора с возмещением исполнителю фактически понесенных расходов. В процессе приобретения автомобиля истец взаимодействовал исключительно с сотрудниками автосалона ООО «Юникор», которыми был подготовлен весь комплект документов. В ООО «Прайм Информ» истец не общался, информация о данном лице отсутствует и истцу не была представлена, их услугами не пользовался. Как следует из заявления-анкеты, 90 000 рублей являются оплатой карты помощи на дороге Прайм Информ. Согласно спорному договору, исполнителем услуг является ответчик ООО «Директ-А». Таким образом, неизвестно, кем именно является ООО «Прайм Информ» и какие посреднические услуги он оказал, учитывая, что все договоры были заключены истцом при посредничестве ООО «Юникор».

Истец просит суд взыскать с ООО «Директ-А» в его пользу 85 600 рублей в связи с отказом от исполнения договора возмездного оказания услуг; признать ничтожным условие договора на оказание услуг № <данные изъяты> цене (раздел 2 Договора). Взыскать с ООО «Директ-А» в пользу истца проценты за неправомерное удержание денежных средств (ст. 395 ГК РФ) на дату фактического исполнения Ответчиком решения суда и которые на момент подписания искового заявления (20.06.23г.) составляют 316,60 рублей; проценты за пользование денежными средствами (ст. 317.1 ГК РФ) на дату фактического исполнения Ответчиком решения суда которые на момент подписания искового заявления (20.06.23г.) составляют 316.60 рублей; в качестве компенсации морального вреда 10 000 рублей, в качестве судебных издержек 7000 рублей, штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требования потребителя.

К участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельные требования, привлечены АО «Тинькофф банк», ООО «Прайм Информ", ООО "Юникор", ИП Бакиева М. Е.

Истец в судебном заседании поддержал заявленные требования, просил удовлетворить.

Представитель ответчика ООО «Директ-А» в суд представителя не направил, о рассмотрении дела извещен надлежащим образом. Из отзыва на иск следует, что 16.05.2023 г. между ООО «Директ-А» и Истцом (при посредничестве ООО «ПраймИнформ»), заключен договор на оказание услуг № *, согласно которому Исполнитель обязуется по требованию Заказчика обеспечить подключение и оказание услуг по выбранному Заказчиком пакету услуг, а Заказчик внести плату за подключение и право требовать от Исполнителя предоставления данных услуг. Пунктом 1.3. Договора стороны согласовали пакет услуг GOLD. Пунктом 1.5. Договора стороны согласовали срок оказания услуг по пакету GOLD - 44 мес. Исходя из смысла заключенного договора, договор состоит из двух самостоятельных частей: подключение к пакету услуг GOLD, и непосредственное оказание услуг по пакету GOLD (абонентский договор). Пунктом 2.2. Договора стороны согласовали стоимость подключения в размере 83800 руб. В соответствии с п. 2.1. Договора стоимость оказания услуг по пакету GOLD составляет 100 руб. мec., а за весь период пользования пакетом услуг-4400 руб. (44 мес. * 100 руб.). Факт получения вышеуказанных денежных средств ООО «Директ-А» подтверждает. В соответствии с Актом оказанных услуг от 16.05.2023г. Исполнитель оказал, а Заказчик принял следующие услуги:

1. Обеспечено подключение Заказчика к выбранному пакету услуг, в том числе:

1.1. По автомобилю: марка <данные изъяты>;

1.2. По сроку действия: 39 мес.

1.3. По пакету услуг: GOLD.

1.4. Согласовано добавление дополнительных городов-регионов в соответствии с требованиями Заказчика отсутствуют.

1.5. Оформлен и передан Заказчику сертификат на право пользования пакетом услуг. Услуги приняты Истцом без замечаний.

Право на отказ от исполнения договора может быть применимо к договору, обязательства по которому продолжают исполняться. В настоящей ситуации договор подключения Истца к пакету услуг GOLD фактически исполнен и принят Истцом, что подтверждается подписанным актом оказанных услуг. 26.05.2023г. Истец отказался от услуг по пакету GOLD. Договор считается прекращенным (расторгнутым) с 26.05.2023г., т.е. с даты получения уведомления. Поскольку договор на оказание услуг является абонентским договором, на него распространяются положения законодательства об абонентском договоре. Поскольку в настоящей ситуации договор заключен 16.05.2023г., а заявление о расторжении договора поступило в компанию 26.05.2023г., Истцу осуществлен возврат денежных средств в размере 4366,67 руб. за вычетом 10 дней пользования абонентским договором. Указанная сумма возвращена Истцу 01.06.2023г. Указанный факт Истцом не оспаривается. Основания для взыскания денежных средств в большем объеме отсутствуют, в удовлетворении заявленных требований подлежит отказать в полном объеме (л.д.128-130).

Третьи лица АО «Тинькофф банк», ООО «Прайм Информ", ООО "Юникор", ИП Бакиева М. Е. в суд своего представителя не направили, о рассмотрении дела извещены надлежащим образом.

Третье лицо ООО "Юникор" направило в суд отзыв на иск, из которого следует, что 16.05.2023г. между Истцом и ООО «Юникор» был заключен договор купли-продажи автомобиля *, а также подписан акт приема-передачи автомобиля к Договору, согласно которым обязательства ООО «Юникор» перед Истцом исполнены в полном объеме, надлежащим образом, и в отсутствие каких-либо возможный претензий. В указанных документах отсутствуют условия о необходимости (обязанности) приобретения каких-либо дополнительных услуг. Каких-либо денежных средств, сверх стоимости автомобиля, установленной договором купли-продажи, ООО «Юникор» от истца или от третьих лиц за истца не получало. Общество считает, что истцом было принято волевое и осознанное решение на заключение договора на оказание услуг № SG-04091 с ООО «ДИРЕКТ-А», полагает, что исковые требования не законны, не обоснованы и не подлежат удовлетворению.

Суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Выслушав истца, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему выводу.

На основании пункта 1 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Согласно пункту 1 статьи 422 ГК РФ, договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Согласно пункту 1 статьи 429.4 Гражданского кодекса Российской Федерации договором с исполнением по требованию (абонентским договором) признается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

На отношения, связанные с заключением договоров об оказании услуг, стороной которых является гражданин, использующий услугу в личных целях, распространяются положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей).

Согласно пункту 1 ст. 450.1 ГК РФ предоставленное настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором право на односторонний отказ от договора (исполнения договора) (статья 310) может быть осуществлено управомоченной стороной путем уведомления другой стороны об отказе от договора (исполнения договора). Договор прекращается с момента получения данного уведомления, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

Согласно пункту 2 данной статьи в случае одностороннего отказа от договора (исполнения договора) полностью или частично, если такой отказ допускается, договор считается расторгнутым или измененным.

В силу статьи 32 Закона о защите прав потребителей и пункта 1 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Из приведенных положений закона следует, что потребитель в любое время вправе отказаться от исполнения договора об оказании услуг и потребовать возврата уплаченных по договору сумм за вычетом фактически понесенных исполнителем расходов.

Обязанность доказать наличие таких расходов и их размер в данном случае возлагается на исполнителя.

Судом установлено, что 16 мая 2023г. между ООО «Юникор» и истцом был заключен договор * купли-продажи автомобиля LADA Granta New 219149 стоимостью 851 900 рублей (л.д.13-20).

Между истцом и АО «Тинькофф Банк» 16.05.2023 г. заключен кредитный договор на оплату покупки автомобиля LADA Granta New 219149 и иных услуг на общую сумму 482 361 руб.

Согласно заявления-анкеты указанная денежная сумма по распоряжению ФИО и АО «Тинькофф Банк» перечислена следующим образом: в ООО «Юникор» в сумме 351 9000 руб. за автомобиль, 90 000 руб. - ИП Бакиева М. Е. за Карта помощи на дороге Прайм Информ; 40 461 руб. – АО «Альфастрахование» за КАСКО (л.д.23).

В тот же день между истцом и ООО «Директ-А» заключен договор на оказание услуг № SG-04091.

Согласно п. 1.1. Договора ООО «Директ-А» обязуется по требованию заказчика обеспечить подключение и оказание услуг по выбранному заказчикам пакету услуг, а заказчик внести плату за подключение и право требовать от исполнителя предоставления данных услуг.

Согласно п. 1.5. Договора подключение к программе «GOLD» осуществляется на срок 44 месяца.

В качестве приложения к договору был выдан Сертификат на право премиального обслуживания автомобиля № SG-04091 сроком до 16.01.2027г.

Согласно разделу 2 Договора на оказание услуг № SG-04091 общая цена договора составляет 90 000 рублей и состоит из:

  • 4 400 рублей - стоимость абонентского обслуживания за 44 месяца;
  • 1 800 рублей - стоимость вознаграждения посредника ООО «Прайм Информ»;
  • 83 800 рублей - плата за подключение к программе.

Согласно акту оказанных услуг от 16.05.2023 года услуги на сумму 90 000 рублей, уже якобы оказаны Ответчиком в полном объеме.

Истцу выдан сертификат на право премиального обслуживания автомобиля № SG-04091, действующий до 16.01.2027г. (л.д.26).

26 мая 2023 г., а также 01.06.2023 истец отправил в ООО «Директ-А» заявление, в котором отказался от исполнения договора и потребовал возврата уплаченной денежной суммы. Заявление было получено Ответчиком по электронной почте 26.05.2023, что им подтверждается в ответном письме.

01 июня 2023г. ООО «Директ-А» был произведен частичный возврат средств в размере 4366,67 руб. за абонентское обслуживание, что подтверждается платежным поручением № 57 от 01.06.2023. В своём ответе за заявление Ответчик указал, что денежная сумма в размере 83 800 рублей является платой за подключение услуг, и в этой части договор ответчиком исполнен. Денежная сумма в размере 1 800 рублей оплачена за посреднические услуги ООО «Прайм Информ».

Факт получения денежных средств в сумме 90 000 руб. ответчиком не оспаривался.

Руководствуясь правовыми нормами ст. 421, 422, 429.4, 450.1, 779 Гражданского кодекса РФ, закона РФ "О защите прав потребителей", установив, что доказательств, свидетельствующих о том, что ФИО воспользовался услугами по сертификату * «Стандарт»- Техническая помощь на дороге, материалы дела не содержат, суд приходит к выводу, что потребитель имеет право отказаться от договора оказания услуг и потребовать уплаченную сумму за вычетом расходов понесенных исполнителем.

Определяя надлежащего ответчика по возврату денежных средств, суд исходит из того, что плату за услуги по сертификату № SG-04091 в размере рублей по распоряжению истца Банк перечислил ИП Бакиевой М.А. за карту помощи на дороге Прайм Информ. Ответчик не оспаривал в своем отзыве, что денежные средства при посредничестве ООО «Прайм Информ» им получены. Таким образом, надлежащим ответчиком является ООО «Директ-А», с которым у ФИО. и заключен договор на оказание услуг. ООО «Прайм Информ», ИП Бакиева М.А., являясь агентами по договорам с ООО «Директ-А», не несут ответственности перед потребителем в случае отказа последнего от исполнения договора, кроме того, ответчиком не было представлено суду агентских договором, на основании которых осуществляется ими посредническая деятельность. Следовательно, ответственность по выплате денежных средств потребителю ФИО при расторжении договора оказания услуг несет именно ООО «Директ-А».

В связи с отказом истца от договора, он считается расторгнутым.

Учитывая то, что истец, реализовав свое право на отказ от исполнения заключенного с ответчиком договора, направил такого рода отказ 26.05.2023 г., сервисными услугами по данной карте не пользовался, при этом ответчик не представил доказательств несения им фактических расходов по данному договору, суд считает возможным исковые требования удовлетворить и взыскать с ответчика ООО «Директ-А» в пользу истца, уплаченную по договору денежную сумму в размере 85600 рублей (за минусом выплаченных ответчиком денежных средств в сумме 4400руб.) При этом суд полагает взысканию подлежит полностью вся сумма независимо от срока действия договора, поскольку суду не представлено доказательств стороной ответчика, подтверждающих, что карта истцом была активирована.

В силу п. 1 ст. 16 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 76 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", ничтожными являются условия сделки, заключенной с потребителем, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (ст. 3, пп. 4 и 5 ст. 426 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей.

Руководствуясь указанными нормами права, проанализировав представленные доказательства, суд приходит к выводу о том, что пункт 2 раздел 2 Договора на оказание услуг от 16.05.2023 г., заключенный между ФИО к ООО «Директ-А», надлежит признать недействительным в той части, которая устанавливает стоимость услуги в размере 90 000 руб., как состоящую из трех частей: абонентская плата – 100 руб. в месяц на 44 мес. - 4400 руб., плата за подключение – 83800 руб., вознаграждение посредника - 1800 руб, поскольку указанный пункт нарушает права потребителя - истца ФИО, искусственно разделяя стоимость единой услуги на две части как подключение к договору и собственно сама услуга, при этом стоимость подключения значительно превышает стоимость самой услуги, что недопустимо.

Довод ответчика о том, что поскольку заключенный с истцом договор является абонентским, то обязанность по выплате денежных средств истцу в полном объеме отсутствует, является не основанным на действующем законодательстве.

Согласно пункту 1 статьи 429.4 ГК РФ договором с исполнением по требованию (абонентским договором) признается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

На отношения, связанные с заключением договоров об оказании услуг, стороной которых является гражданин, использующий услугу в личных целях, распространяются положения о защите прав потребителей.

В силу статьи 32 Закона о защите прав потребителей и пункта 1 статьи 782 ГК РФ потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

Из приведенных положений закона следует, что потребитель в любое время вправе отказаться от исполнения договора об оказании услуг и потребовать возврата уплаченных по договору сумм за вычетом фактически понесенных исполнителем расходов.

Обязанность доказать наличие таких расходов и их размер в данном случае возлагается на исполнителя.

Если имеет место абонентский договор на оказание услуг, то потребитель имеет право требовать возврата денежных сумм, уплаченных за тот период действия договора, на который он досрочно прекращен.

По данному делу суд полагает, что не имеется оснований для удержания каких-либо денежных средств в счет ответчика, поскольку истец отказался от исполнения договора в месяц его заключения, действие договора прекращено на весь период его действия.

Истцом заявлено требование о взыскании компенсации морального вреда в сумме 10 000 руб.

В соответствии со ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей» моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) прав потребителя, предусмотренных законами и правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей, подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда.

Согласно п.45 Пленума Верховного Суда Российской Федерации Постановление от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

Размер компенсации морального вреда определяется судом независимо от размера возмещения имущественного вреда, в связи, с чем размер денежной компенсации, взыскиваемой в возмещение морального вреда, не может быть поставлен в зависимость от стоимости товара (работы, услуги) или суммы подлежащей взысканию неустойки. Размер присуждаемой потребителю компенсации морального вреда в каждом конкретном случае должен определяться судом с учетом характера причиненных потребителю нравственных и физических страданий исходя из принципа разумности и справедливости.

Учитывая, что факт нарушения прав истца как потребителя, выразившийся в отказе в возврате уплаченных по договору денежных средств в полном объеме, является доказанным, учитывая обстоятельства дела, характер причиненных потребителю нравственных и физических страданий, исходя из принципа разумности и справедливости, нежелание ответчика разрешить спор в досудебном порядке, суд считает возможным взыскать с ответчика ООО «Директ-А» в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 10000 руб.

Согласно п. 1 ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды.

Из разъяснений, изложенных в п. 48 указанного постановления Пленума, сумма процентов, подлежащих взысканию по правилам ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяется на день вынесения решения судом исходя из периодов, имевших место до указанного дня. Проценты за пользование чужими денежными средствами по требованию истца взимаются по день уплаты этих средств кредитору. Одновременно с установлением суммы процентов, подлежащих взысканию, суд при наличии требования истца в резолютивной части решения указывает на взыскание процентов до момента фактического исполнения обязательства (п. 3 ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации). При этом день фактического исполнения обязательства, в частности уплаты задолженности кредитору, включается в период расчета процентов.

Суд полагает требование о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами подлежат удовлетворению за период с 03.06.2023г. (дата отказа истца от исполнения договора 27.05.2023г.+ 7 дней на исполнение) по 17.10.2023г. (дата вынесения решения) в сумме 3207 руб. 06 коп. Требование истца о взыскании процентов также подлежат удовлетворению по дату фактической уплаты долга.

В удовлетворении требований истца о взыскании с ответчика процентов в соответствии со ст. 317.1 ГК РФ суд отказывает по следующим основаниям.

Из содержания пункта 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 54 от 22.11.2016 "О некоторых вопросах применения общих положений ГК РФ об обязательствах и их исполнении" следует, что при просрочке уплаты суммы основного долга на эту сумму подлежат начислению как проценты, являющиеся платой за пользование денежными средствами (например, проценты, установленные пунктом 1 статьи 317.1, статьями 809, 823 ГК РФ), так и проценты, являющиеся мерой гражданско-правовой ответственности (например, проценты, установленные статьей 395 ГК РФ).

Если иное не установлено законом или договором, за просрочку уплаты процентов, являющихся платой за пользование денежными средствами, кредитор вправе требовать уплаты неустойки или процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ.

Согласно разъяснениям Верховного Суда РФ, изложенным в пункте 53 Постановления Пленума N 7 от 24.03.2016 "О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств", следует, что в отличие от процентов, предусмотренных пунктом 1 статьи 395 ГК РФ, проценты, установленные статьей 317.1 ГК РФ, не являются мерой ответственности, а представляют собой плату за пользование денежными средствами. Начисление с начала просрочки процентов по статье 395 ГК РФ не влияет на начисление процентов по статье 317.1 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 317.1 ГК РФ в случаях, когда законом или договором предусмотрено, что на сумму денежного обязательства за период пользования денежными средствами подлежат начислению проценты, размер процентов определяется действовавшей в соответствующие периоды ключевой ставкой Банка России (законные проценты), если иной размер процентов не установлен законом или договором.

Исходя из буквального толкования указанной нормы закона, она не предусматривает начисления процентов на сумму денежного обязательства без специального указания на то в тексте договора или в законе.

Отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания процентов на основании статьи 317.1 ГК РФ, суд исходит из того, что между сторонами договор, предусматривавший плату за пользование денежными средствами, не заключался, при этом законом прямо предусмотрено начисление на сумму денежных средств, неосновательно удерживаемых, только процентов, предусмотренных статьей 395 ГК РФ.

Согласно ч.6 ст.13 Закона * от 07.02.1992 г. «О защите прав потребителей» при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере пятьдесят процентов от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Сумма штрафа составит 49403,53 руб. (85600 руб. + 3207,06+10000х50%), которая подлежит взысканию с ответчика.

Ответчиком в письменном отзыве заявлено ходатайство о применении положений ст. 333 ГК РФ и снижении размера штрафа в связи с явной несоразмерностью, что приводит к необоснованному обогащению истца.

Суд не может согласится с данным доводом ответчика по следующим основаниям.

Неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков (пункт 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации суд наделен правом уменьшить неустойку, если установит, что подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 85 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 декабря 2017 г. N 58 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", применение статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации об уменьшении судом неустойки возможно лишь в исключительных случаях, когда подлежащие уплате неустойка, финансовая санкция и штраф явно несоразмерны последствиям нарушенного обязательства. Уменьшение неустойки, финансовой санкции и штрафа допускается только по заявлению ответчика, сделанному в суде первой инстанции или в суде апелляционной инстанции, перешедшем к рассмотрению дела по правилам производства в суде первой инстанции. В решении должны указываться мотивы, по которым суд пришел к выводу, что уменьшение их размера является допустимым.

Учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства предполагается выплата кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом.

Таким образом, положение пункта 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, закрепляет право суда уменьшить размер подлежащей взысканию неустойки, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, по существу, и предписывает суду устанавливать баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером действительного ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения. Требование о снижении размера неустойки, являясь производным от основного требования о взыскании неустойки, неразрывно связано с последним и позволяет суду при рассмотрении дела по существу оценить одновременно и обоснованность размера заявленной к взысканию неустойки, то есть ее соразмерность последствиям нарушения обязательства, что, по сути, направлено на реализацию действия общеправовых принципов справедливости и соразмерности, а также обеспечение баланса имущественных прав участников правоотношений при вынесении судебного решения и согласуется с положением статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

По смыслу диспозиции статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и актов ее толкования, уменьшение договорной или законной неустойки в отношении должника, осуществляющего предпринимательскую деятельность, возможно только при наличии соответствующего заявления должника.

При этом помимо самого заявления о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства в силу положений части 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ответчик-предприниматель обязан представить суду доказательства, подтверждающие такую несоразмерность, а суд - обсудить данный вопрос в судебном заседании и указать мотивы, по которым он пришел к выводу об удовлетворении указанного заявления либо об отказе в его удовлетворении.

Определение соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства сопряжено с оценкой обстоятельств дела и представленных участниками спора доказательств, а также со значимыми в силу материального права категориями (разумность и соразмерность) и обусловлено необходимостью установления баланса прав и законных интересов кредитора и должника.

Степень соразмерности заявленной истцом неустойки, а также штрафа, последствиям нарушения обязательства является оценочной категорией, оценка указанному критерию отнесена к компетенции суда первой инстанции и производится им по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из своего внутреннего убеждения, основанного на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании всех обстоятельств дела. При этом суд обязан установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба.

Учитывая все обстоятельства дела, в том числе и то, что сумма штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего составляет всего 49403,53 руб., принимая во внимание компенсационную природу штрафа, доводы и просьбу ответчика о необходимости применения положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд отказывает в снижении суммы штрафа, т.к. ответчик не представил доказательств несоразмерности штрафа последствиям неисполнения обязательств и наличия исключительных обстоятельств, позволяющих снизить сумму штрафа.

В соответствии с п. 1 ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 96 настоящего Кодекса. В случае, если иск удовлетворен частично, указанные в настоящей статье судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано.

Согласно ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

С ответчика в пользу истца суд также взыскивает судебные расходы на оплату юридических услуг в сумме 7000 руб., поскольку данные расходы судом признаны необходимыми расходами и подтверждены материалами дела: договором возмездного оказания юридических услуг между ФИО и Русиновой К.М. от 19.06.2023г., чеком от 19.06.2023г. (л.д.38-40).

Согласно ст.103 ГПК РФ с ответчика ООО «Директ-А» в доход местного бюджета подлежит взысканию государственная пошлина в размере 3164 руб. 21 коп.

Руководствуясь ст.ст.194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ :

Исковые требования ФИО удовлетворить частично.

Признать раздел 2 Договора на оказание услуг от 16.05.2023 г., заключенный между ФИО к ООО «Директ-А», недействительным в той части, которая устанавливает стоимость услуги в размере 90 000 руб., как состоящую из трех частей: абонентская плата - 100 руб. в месяц на 44 мес. - 4400 руб., плата за подключение - 83800 руб., вознаграждение посредника - 1800 руб.

Взыскать с ООО «Директ-А» в пользу ФИО уплаченную по договору денежную сумму в размере 85600 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 03.06.2023г. по 17.10.2023г. в сумме 3207 руб. 06 коп., компенсацию морального вреда в сумме 10000 рублей, штраф в размере 49403 руб.53 коп., судебные расходы на оплату юридических услуг в сумме 7000 руб., а всего 155200 ? руб.

Взыскать с ООО «Директ-А» в пользу ФИО проценты за пользование чужими денежными средствами с 18 октября 2023г. по дату фактического исполнения обязательства на сумме 85600 руб. по ст. 395 ГК РФ.

В удовлетворении исковых требований ФИО к ООО «Директ-А» в части признания раздела 2 Договора на оказание услуг от 16.05.2023 г. недействительным полностью, взыскании процентов по ст. 317.1 ГК РФ отказать.

Взыскать с ООО «Директ-А» (ИНН 9721164682) государственную пошлину доход местного бюджета в размере 3164 руб. 21 коп.

Решение может быть обжаловано в Нижегородский областной суд в течение 1 месяца со дня его принятия в окончательной форме.

Судья И.В. Лопатина

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Ссылки по теме:

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и даете согласие на обработку персональных данных.

© 2024 Ксения Русинова, защита прав потребителей Карта сайта
Whatsapp
Viber
Телефон
Email
Задать вопрос юристу
Телефон
Viber