БЕЛГОРОДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

31RS0024-01-2023-000372-55 33-4577/2023

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Белгород 12 сентября 2023 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Белгородского областного суда в составе:

председательствующего Филипчук С.А.,

судей Горбач И.Ю., Черных Н.Н.,

при секретаре Бурцевой Е.В.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО к ООО «Юридический партнер» о защите прав потребителей

по апелляционной жалобе ООО «Юридический партнер»

на решение Шебекинского районного суда Белгородской области от 11 апреля 2023 года.

Заслушав доклад судьи Горбач И.Ю., объяснения ФИО, поддержавшей жалобу, судебная коллегия

установила:

24.12.2022 между ФИО и ООО «Интеркар» заключен договор купли-продажи бывшего в эксплуатации автомобиля Киа Янс, 2012 года выпуска за 805 000 руб.

24.12.2022 между ФИО и АО Банк ВТБ заключен кредитный договор №, по которому ФИО предоставлен кредит на сумму 749 228,74 руб. сроком на 84 месяца для приобретения указанного автомобиля. Пунктом 10 кредитного договора установлено, что обеспечением исполнения обязательств по кредитному договору является залог банку приобретаемого автомобиля.

24.12.2022 между ФИО. и ООО «Юридический партнер» в офертно-акцептной форме заключен договор о предоставлении независимой гарантии сроком действия по 24.06.2027 № 22/38705.

29.12.2022 ФИО. отказалась от услуг о предоставлении независимой гарантии сроком.

ФИО обратилась в суд с указанным иском, в которому просит признать недействительным п. 8.1 Общих условий договора о предоставлении независимой гарантии ООО «Юридический партнер», взыскать с ООО «Юридический партнер» в пользу ФИО денежные средства, внесенные по договору в размере 60 000 руб., компенсацию морального вреда в размере 5000 руб., штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя, проценты за пользование чужими денежными средствами на дату фактического исполнения, на дату подачи искового заявления в размере 468,49 руб., почтовые расходы в размере 46 руб., взыскать солидарно с ответчиков расходы по составлению искового заявления в размере 12 000 руб.

В исковом заявлении ФИО также просила признать недействительным п. 5.3 оферты ООО «Гарант Контракт» на заключение договора абонентского обслуживания по картам «Техническая помощь на дорогах», взыскать с ООО «Гарант Контракт» в пользу ФИО денежные средства, внесенные по договору в размере 20 000 руб., компенсацию морального вреда в размере 5 000 руб., штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя, проценты за пользование чужими денежными средствами на дату фактического исполнения, на дату подачи искового заявления в размере 156,16 руб., почтовые расходы в размере 46 руб.

Определением суда от 11.04.2023 года гражданское дело по иску ФИО прекращено в части требований к ООО «Гарант Контракт», в связи с отказом от иска.

В обоснование требований ФИО в исковом заявлении указала на то обстоятельство, что услуги по выдаче независимой гарантии ей навязаны, поскольку обеспечением исполнения обязательств по кредитному договору являлся залог транспортного средства, заключение услуги экономически нецелесообразно. ФИО указала на то, что выгода от заключения договора отсутствует, поскольку она находится в заведомо невыгодном положении, вынуждена оплачивать ответчику-гаранту стоимость услуги по предоставлению независимой гарантии исполнения обязательств по кредитному договору, а в последующем становится должником по регрессному требованию исполнившего обязательство гаранта, хотя фактически данная услуга уже оплачена. Приобретенная услуга не имеет никакой выгоды, а напротив, только налагает на потребителя дополнительные обременения, поскольку, стоимость такой услуги оплачена за счет кредитных средств, полученных при заключении кредитного договора. При заключении договора истица полагала, что приобретает услугу, от которой можно отказаться в течение 14 дней, что она и сделала. Кроме того, услуги по договору о предоставлении независимой гарантии являются длящимися, поскольку принципал платит не за сам факт выдачи гарантии, а за пользование как обеспечением исполнения принципалом кредитного договора в течение определенного договором срока.

Решением суда требования истца удовлетворены в части. Признан недействительным п. 8 договора о предоставлении независимой гарантии № от 24.12.2022, заключенный между ФИО и ООО «Юридический партнер». Расторгнут договор о предоставлении независимой гарантии № от 24.12.2022 года, заключенный между ФИО и ООО «Юридический партнер». С ООО «Юридический партнер» в пользу ФИО. взысканы денежные средства, внесенные по договору в размере 60 000 руб., компенсация морального вреда в размере 3 000 руб., штраф в размере 31 500 руб., проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 17.01.2023 года по 11.04.2023 года в размере 1 047,95 руб., почтовые расходы в размере 46 руб., расходы по составлению искового заявления в размере 5 000 руб. Постановлено производить взыскание с ООО «Юридический партнер» в пользу ФИО процентов за пользование чужими денежными средствами исходя из ключевой ставки Банка России с 12.04.2023 по день фактической оплаты на сумму внесенной по договору в размере 60 000 руб. Также с ООО «Юридический партнер» взыскана государственная пошлина в размере 2 631,41 руб. В удовлетворении остальной части иска отказано.

В апелляционной жалобе представитель ответчика ООО «Юридический партнер» просит решение суда от 11 апреля 2023 года отменить. В обоснование требований указано на рассмотрение спора с нарушением ст. ст. 26, 27, 30, 33 ГПК РФ правил договорной подсудности. Судом допущены нарушения норм материального права, а именно договор независимой гарантии заключен в целях обеспечения исполнения обязательств истца, в порядке главы 23 ГК РФ, а не является договором на оказание услуг, на который распространяется действие законодательства о защите прав потребителей. Суду представлены доказательства направления независимой гарантии в Банк – нотариальный протокол осмотра документов, в связи с чем договор является исполненным и в силу п. п. 3.1.1., 2.1.1. гарант принял на себя солидарную ответственность за исполнение должником обязательств по кредитному договору. В силу п. 5.2 Общих условий, должник не является стороной правоотношений между гарантом и кредитором и его отказ от договора не виляет на правоотношения гаранта и кредитора. Договор независимой гарантии заключенный между сторонами является исполненным в соответствии со ст. 373 ГК РФ с момента направления кредитору независимой гарантии. Решение суда принято без учета ст. ст. 370, 371, 378, 453 ГПК РФ, предусматривающих невозможность отзыва независимой гарантии и возвращения того, что было исполнено по обязательству. Полагает, что отсутствовали основания для удовлетворения требований истца о расторжении договора, компенсации морального вреда, штрафа и судебных расходов.

В возражениях на апелляционную жалобу указано на отсутствие у заключенного договора какой-либо потребительской ценности для истца. Имеет место недобросовестность ответчика, включившего в договор условия, имеющие различные по правовому регулированию признаки договоров возмездного оказания услуг и независимой гарантии. Использование ответчиком правовых конструкций спорного договора, в котором содержатся элементы различных договоров, исключающих в силу применимого к ним правового регулирования какую-либо потребительскую ценность и возможность возврата потребителю уплаченных по договору денежных средств вне зависимости от фактического исполнения услуги, является очевидным отклонение действий такого участника гражданского оборота от добросовестного поведения.

В судебном заседании ФИО поддержала доводы, изложенные в возражениях на апелляционную жалобу. В заседание суда апелляционной инстанции не явился представитель ООО «Юридический партнер», о дате, времени и месте разбирательства общество извещено надлежащим образом, ходатайств об отложении слушания дела не поступало, в связи с чем судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя ООО «Юридический партнер».

Проверив законность и обоснованность решения суда первой инстанции, исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе (ч. 1 ст. 327.1 ГПК РФ), судебная коллегия приходит к следующему выводу.

В силу пункта 1 статьи 819 Гражданского кодекса Российской Федерации по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за пользование ею, а также предусмотренные кредитным договором иные платежи, в том числе связанные с предоставлением кредита.

В пункте 1 статьи 329 настоящего Кодекса закреплено, что исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием вещи должника, поручительством, независимой гарантией, задатком, обеспечительным платежом и другими способами, предусмотренными законом или договором.

Согласно пункту 1 статьи 368 указанного Кодекса по независимой гарантии гарант принимает на себя по просьбе другого лица (принципала) обязательство уплатить указанному им третьему лицу (бенефициару) определенную денежную сумму в соответствии с условиями данного гарантом обязательства независимо от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства. Требование об определенной денежной сумме считается соблюденным, если условия независимой гарантии позволяют установить подлежащую выплате денежную сумму на момент исполнения обязательства гарантом.

По такой гарантии у гаранта возникает денежное обязательство перед бенефициаром, и это обязательство независимо от иных обязательств между указанными лицами, а также от обязательств, существующих между бенефициаром и принципалом, в том числе от обязательства, в обеспечение которого выдана гарантия (статья 370 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Независимая гарантия не может быть отозвана или изменена гарантом, если в ней не предусмотрено иное (пункт 1 статьи 371 указанного Кодекса).

Значимыми обстоятельствами, имеющими значение для разрешения настоящего дела, является установление: наличия или отсутствия права истца на обращение с заявлением о возврате оплаченных по договору о предоставлении независимой гарантии денежных средств; момента фактического исполнения указанного договора; несения ответчиком затрат при исполнении данного договора.

Судом установлено, что 24.12.2022 между ФИО и ООО «Интеркар» заключен договор купли-продажи бывшего в эксплуатации автомобиля Киа Янс, 2012 года выпуска за 805 000 руб.

24.12.2022 между ФИО и ООО «Юридический партнер» в офертно-акцептной форме заключен договор № о предоставлении независимой гарантии стоимостью 60 000 руб., сроком действия по 24.06.2027, выгодоприобретателем является АО Банк ВТБ, ФИО - принципалом, ООО «Юридический партнер» – гарантом. Денежная сумма, подлежащая выплате – шесть ежемесячных платежей за весь срок действия кредитного договора последовательно, согласно графику платежей, но не более 12 932 руб. каждый.

Из заявления о выдаче независимой гарантии следует, что истец ознакомлен с Общими условиями договора о предоставлении независимой гарантии ООО "Юридический партнер".

Согласно пункту 1.1 Общих условий договора о предоставлении независимой гарантии гарант (ответчик) обязуется предоставить независимую гарантию в обеспечение исполнения обязательств должника (истца) по кредитному договору, заключенному между истцом и банком, в соответствии с условиями договора, а истец обязуется оплатить выдачу независимой гарантии.

Из пункта 1.3 Общих условий усматривается, что заявление является офертой должника заключить договор в соответствии с Общими условиями.

В силу пунктов 1.4 и 1.5 Общих условий акцептом оферты должника является действие гаранта по выполнению условий договора, а именно, направление кредитору независимой гарантии в обеспечение исполнения обязательств должника по кредитному договору; договор считается исполненным гарантом с момента направления кредитору независимой гарантии.

На основании пункта 3.1.1 Общих условий гарант обязуется направить кредитору по е-мейл скан-копию заявления должника о предоставлении независимой гарантии с печатью и подписью руководителя гаранта, что означает выдачу независимой гарантии на условиях заявления.

Судом установлено, что 24.12.2022 между ФИО и АО Банк ВТБ заключен кредитный договор №, по которому ФИО предоставлен кредит на сумму 749 228,74 руб. сроком на 84 месяца для приобретения указанного автомобиля. Пунктом 10 кредитного договора установлено, что обеспечением исполнения обязательств по кредитному договору является залог банку приобретаемого автомобиля.

Согласно п. 24 индивидуальных условий кредитного договора заемщик дал банку распоряжение в течение трех рабочих дней со дня зачисления кредита на счет указанный в п. 19 индивидуальных условий составить платежные поручения и перечислить средства в соответствии со следующими платежными реквизитами: 600 000 руб. - ООО «Интеркар» для оплаты автомобиля; 69 228,74 руб. - САО «Ресо-Гарантия» для оплаты по договору личного страхования; 20 000 руб. - ООО «Норд-Сервис+» для оплаты дополнительного оборудования; 60 000 руб. - ООО «Норд-Сервис+» для оплаты дополнительного оборудования.

Выпиской по счету ФИО подтверждается факт перечисления ООО «Норд-Сервис+» 60 000 руб. в счет оплаты сервисной услуги, сервисного пакета.

Согласно ответу ООО «Норд-Сервис+» от 27.03.2023, получателем средств независимой гарантии № является ООО «Юридический партнер», в соответствии с договором № от 20.09.2021, по которому перечислены 60 000 руб. на счет ООО «Юридический партнер» указанные средства по платежному поручению № 14 от 11.01.2023. В подтверждение факта перечисления средств - 60 000 руб. на счет ООО «Юридический партнер» представлено платежное поручение № 14 от 11.01.2023.

В подтверждение выдачи независимой гарантии ООО "Юридический партнер" представлен скриншот об отправлении 24.12.2022 в адрес банка электронной почтой сообщения о выдаче независимой гарантии № по обязательству заемщика.

Согласно ответу банка от 05.04.2023 договор между банком и ООО "Юридический партнер" не заключался.

29.12.2022 истец обратился в адрес ответчика с заявлением о расторжении договора и возврате денежных средств, которое оставлено ООО "Юридический партнер" без удовлетворения.

Оценив имеющиеся в деле доказательства суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 368, 373, 450 - 450.1, 779, 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 15, 16, 17, 32 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-1 "О защите прав потребителей", разъяснениями, приведенными в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", исходил из того, что между сторонами был заключен договор оказания услуг, в связи с чем истец имеет право в любое время отказаться от его исполнения, пришел к выводу о расторжении договора независимой гарантии, взыскании с ООО "Юридический партнер" денежных средств, уплаченных по договору, процентов за пользование денежными средствами, компенсации морального вреда, штрафа, процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 17.01.2023 (с момента истечения срока для удовлетворения претензии истца) по 11.04.2023. При этом, суд исходил из того, что ответчик каких-либо расходов связанных с исполнением договора не понес, и счел правомерным односторонний отказ истца, наделенного в силу законодательства о защите прав потребителя статусом потребителя от исполнения договора.

Доводы апелляционной жалобы о нарушении ст. ст. 310, 371, 378, 453 ГПК РФ со ссылкой на то, что договор о выдаче независимой гарантии является исполненным, отсутствует возможность отзыва независимой гарантии и возвращения того, что было исполнено по обязательству, неубедительны.

Согласно пункту 1 статьи 371 Гражданского кодекса Российской Федерации независимая гарантия не может быть отозвана или изменена гарантом, если в ней не предусмотрено иное.

Пунктом 5.2 Общих условий установлено, что должник не является стороной правоотношений между гарантом и кредитором в силу пункта 1 статьи 368 Гражданского кодекса Российской Федерации, а, следовательно, его отказ от договора после его исполнения (выдачи независимой гарантии) возможен только в случае волеизъявления кредитора, направленного на прекращение обязательств гаранта по независимой гарантии.

Независимая гарантия вступает в силу с момента ее отправки (передачи) гарантом, если в гарантии не предусмотрено иное (ст. 373 ГК РФ).

Как разъяснено в пункте 1 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о независимой гарантии, утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 5 июня 2019 года, для возникновения обязательства из независимой гарантии достаточно одностороннего волеизъявления гаранта, если иное прямо не предусмотрено в тексте самой гарантии.

Исходя из изложенных норм материального права, подлежащих применению при разрешении спорных правоотношений, юридически значимым обстоятельством по делу является момент исполнения ООО "Юридический партнер" обязательства по выдаче независимой гарантии.

ООО "Юридический партнер" представлен скриншот об отправлении 24.12.2022 в адрес банка электронной почтой сообщения о выдаче независимой гарантии № по обязательству заемщика (л.д. 189 т.1).

С целью проверки исполнения ООО "Юридический партнер" обязательств по выдаче независимой гарантии, судом 01.04.2023 направлен запрос в АО Банк ВТБ (л.д.10 т. 2) предложено представить сведения о получении банком уведомления о независимой гарантии в отношении ФИО.

Согласно ответу АО Банк ВТБ от 05.04.2023 договор между банком и ООО "Юридический партнер" не заключался. Договор с ООО "Юридический партнер" заключает дилер, и он предоставляет счет на перевод средств в пользу этой компании (л.д. 37 т. 2).

Таким образом, условиями договора о предоставлении независимой гарантии, действиями сторон по его заключению, и исполнению, ответом банка, кредитным договором, выписками по счету, подтверждается, что ООО "Юридический партнер" независимую гарантию не выдавал, а АО Банк ВТБ не получал. Более того, в назначении платежа не указывалось на перечисление средств, в счет оплаты независимой гарантии. Так, в пункте 24 кредитного договора содержится распоряжение заемщика банку составить платежные поручения и перечислить средства в размере 60 000 руб. ООО «Норд-Сервис+» для оплаты дополнительного оборудования, выпиской по счету ФИО подтверждается факт перечисления ООО «Норд-Сервис+» средств 60 000 руб. в счет оплаты сервисной услуги, сервисного пакета. ООО «Норд-Сервис+» по агентскому № НСП/2021/09 от 20.09.2021 перечислило данные средства на счет ООО «Юридический партнер».

Соответственно доводы автора жалобы о том, что договор независимой гарантии, заключенный между сторонами, является исполненным, а гарантия выданной - опровергается материалами дела.

Неубедительными являются доводы апелляционной жалобы о том, что отказ принципала ФИО от обеспечения в виде независимой гарантии не влечет прекращения обязательства ООО "Юридический партнер" перед банком, что поскольку положениями ст. ст. 370, 371, 378, 453 ГПК РФ не предусмотрена возможность отзыва независимой гарантии и возвращения того, что было исполнено по обязательству.

По смыслу преамбулы Закона о защите прав потребителей, с учетом разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации в пунктах 1, 2, 3 постановления от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей", на спорные правоотношения распространяется действие Закона о защите прав потребителей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

В силу пункта 1 статьи 782 Гражданского кодекса Российской Федерации заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Аналогичные положения закреплены в статье 32 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон о защите прав потребителей).

Таким образом, потребитель (заказчик) в любое время вправе отказаться от исполнения договора при условии оплаты исполнителю расходов, связанных с исполнением обязательств по договору.

В соответствии с пунктом 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей недопустимыми условиями договора, ущемляющими права потребителя, являются условия, которые нарушают правила, установленные международными договорами Российской Федерации, названным Законом, законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей. Недопустимые условия договора, ущемляющие права потребителя, ничтожны.

Если включение в договор условий, ущемляющих права потребителя, повлекло причинение убытков потребителю, они подлежат возмещению продавцом (изготовителем, исполнителем, импортером, владельцем агрегатора) в полном объеме в соответствии со статьей 13 данного Закона.

Согласно пункту 2 названной статьи к недопустимым условиям договора, ущемляющим права потребителя, в том числе относятся:

условия, которые устанавливают для потребителя штрафные санкции или иные обязанности, препятствующие свободной реализации права, установленного статьей 32 этого Закона (подпункт 3);

иные условия, нарушающие правила, установленные международными договорами Российской Федерации, данным Законом, законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, регулирующими отношения в области защиты прав потребителей (подпункт 15).

Пунктом 76 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что ничтожными являются условия сделки, заключенной с потребителем, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (статья 3, пункты 4 и 5 статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей (например, пункт 2 статьи 16 Закона о защите прав потребителей, статья 29 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. N 395-1 "О банках и банковской деятельности").

В силу ст. 373 ГК РФ независимая гарантия вступает в силу с момента ее отправки (передачи) гарантом, если в гарантии не предусмотрено иное.

Пункт 1.5 Общих условий ущемляет права истца как потребителя относительно момента исполнения договора о предоставлении независимой гарантии применительно к статье 373 Гражданского кодекса Российской Федерации. Положения Общих условий об исполнении договора о предоставлении независимой гарантии с момента направления гарантом кредитору должника независимой гарантии не соответствуют смыслу ст. 373 ГК РФ. При этом использование ответчиком правовой конструкции спорного договора, в котором содержатся элементы различных договоров, исключающих в силу применимого к ним правового регулирования какую-либо потребительскую ценность и возможность возврата потребителю уплаченных по договору денежных средств вне зависимости от фактического исполнения услуги, свидетельствует об отклонении действий от добросовестного поведения.

Как следует из условий договора независимой гарантии, между сторонами достигнуто соглашение о том, что при наступлении указанных в договоре обстоятельств ООО "Юридический партнер" обязано выплатить банку 6 ежемесячных платежей за весь срок действия кредитного договора последовательно, согласно его графику платежей, но не более 12 932 руб. Срок действия гарантии с момента выдачи по 24.06.2027.

Таким образом, существо договора предусматривает предоставление услуги по обеспечению обязательства на определенный короткий срок, который несопоставим со сроком кредитного договора (дата возврата кредита 24.12.2029), а также ограничен суммой, не соответствующей сумме кредитных обязательств и графику платежей.

Условия договора позволяют прийти к выводу, что указанный договор о предоставлении независимой гарантии между ООО "Юридический партнер" и ФИО носит срочный характер, срок действия договора о предоставлении независимой гарантии не ограничен датой предоставления независимой гарантии и сохраняет свое действие на срок действия гарантии. Таким образом, ФИО как потребитель при обращении 29.12.2022 с заявлением о расторжении договора и возврате денежных средств имела право отказаться от его исполнения при условии оплаты ответчику фактически понесенных им расходов.

При этом из материалов дела не усматривается предоставление ответчиком доказательств несения расходов по договору о предоставлении независимой гарантии, а также не имеется доказательств обращения истца по вопросу исполнения ответчиком обязанностей по договору в период его действия.

Исполнение обязательств по кредитному, обеспечено залогом приобретаемого истцом автомобиля. Пунктами п.п. 3.2.1, 6.1. Общих условий у потребителя (должника) возникает обязанность удовлетворить регрессные требования гаранта, компенсировать все перечисленные банку денежные суммы во исполнение кредитного договора с выплатой процентов в размере 10% годовых. В силу п. 2.1.1. Общих условий гарант принял на себя солидарную ответственность за исполнение должником обязательств по кредитному договору.

Таким образом, заключение указанного договора не влечет для потребителя, которым является ФИО, никакой экономической выгоды, являются кабальными и направлены исключительно на ущемление прав потребителей в виде несения дополнительных расходов по уплате денежных средств по настоящему договору в размере 60 000 руб., а сам договор возлагает на потребителя компенсировать все затраты ООО "Юридический партнер" на его исполнение в случае возникновения обстоятельств, указанных в гарантии.

Согласно пп. 2 п. 2 ст. 16 Закона РФ "О защите прав потребителей", к недопустимым условиям договора, ущемляющим права потребителя, относятся условия, которые ограничивают право потребителя на свободный выбор территориальной подсудности споров, предусмотренный пунктом 2 статьи 17 настоящего Закона.

Вопреки утверждению в жалобе суд первой инстанции правильно указал, что условия договора о подсудности спора не соответствуют требованиям закона, а именно пункту 1 статьи 16, пункту 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей, частям 7, 10 статьи 29 ГПК РФ и являются ничтожными.

Таким образом, вопреки доводам апелляционной жалобы суд рассмотрел настоящее дело без нарушения правил подсудности спора.

Доводы жалобы об отсутствии оснований для взыскания компенсации морального вреда, штрафа отклоняются.

В силу разъяснений, содержащихся в п. 45 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

Учитывая, что факт нарушения прав потребителя установлен, с учетом фактических обстоятельств дела, характера допущенных ответчиком нарушений прав истца с учетом принципов разумности и справедливости, судом обосновано в пользу истицы взыскана компенсация морального вреда в размере 3 000 руб.

Получив 09.01.2023 требования истицы о расторжении договора и возврате средств, изложенные в заявлении 28.12.2022, ответчик в добровольном порядке данные требования не удовлетворил, что является безусловным основанием для взыскания штрафа в силу ч. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 г. N 2300-1 "О защите прав потребителей", п. 46 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28.06.2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей". Размер штрафа судом рассчитан исходя из присужденной судом в пользу потребителя суммы - 31500 руб. (60000 руб. +3000 руб. / 50%).

Заявляя о применении положений ст. 333 ГК РФ к размеру штрафных санкций, ответчик без учета положений ст. 333 ГК РФ, п.п. 71 – 73 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 7 от 24 марта 2016 года «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», ст. 56 ГПК РФ не представил суду доказательства, подтверждающие явную несоразмерность штрафа последствиям нарушения обязательства, в связи с чем суд пришел к выводу об отсутствии оснований для применения ст. 333 ГК РФ к размеру штрафа.

На основании изложенного, судебная коллегия оснований для отмены решения суда от 11 апреля 2023 г. по доводам апелляционной жалобы не усматривает.

Руководствуясь ст.ст. 327-330 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

решение Шебекинского районного суда Белгородской области от 11 апреля 2023 г. по делу по иску ФИО к ООО «Юридический партнер» (ИНН №) о защите прав потребителей оставить без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда может быть обжаловано в Первый кассационный суд общей юрисдикции в течение трех месяцев со дня вынесения апелляционного определения путем подачи кассационной жалобы (представления) через Шебекинский районный суд Белгородской области.

Апелляционное определение изготовлено 15.09.2023 года.

Председательствующий

Судьи

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]

Ссылки по теме:

БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и даете согласие на обработку персональных данных.

© 2024 Ксения Русинова, защита прав потребителей Карта сайта
Whatsapp
Viber
Телефон
Email
Задать вопрос юристу
Телефон
Viber