ЗАОЧНОЕ РЕШЕНИЕ
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

город Шахунья
22 июня 2022 года

Мировой судья судебного участка Тоншаевского судебного района Нижегородской области Втюрина М.Г., исполняющий обязанности мирового судьи судебного участка № 2 Шахунского судебного района Нижегородской области,

дело № 2-1271/2022
при секретаре судебного заседания Хлыбовой Л.А.,
рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО к ООО «РИНГ ВОЯЖ» о защите прав потребителей,

УСТАНОВИЛ:

ФИО обратилась в суд с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью «Ронг вояж» о защите прав потребителей. В обоснование искового заявления истцом указано, что 28 февраля 2022 года между Голубевой И.Ю. и ПАО «РГС Банк» был заключен кредитный договор №06/40-066107/2022 (далее индивидуальные условия), в соответствии с которым ей был предоставлен потребительский автокредит на сумму 981 365 рублей. Целями кредита явились оплата приобретаемого транспортного Lada Niva Travel 21230, сервисных услуг автосалона, страховых взносов (п. 11 Индивидуальных условий).

При заключении кредитного договора она была вынуждена приобрести дополнительную услугу, которую не имела намерения приобретать и в дальнейшем ею пользоваться. Так, ею был подписан Договор Шоколад Плюс № 0390600084 от 28.02.2022 года с ООО «РИНГ- вояж».

Как вытекает их смысла Договора, Ответчик обязуется оказать ФИО перечень услуг, в рамках следующих договоров (п. 2.1. Договора). Согласно Приложению № 2 к Договору (Независимая Гарантия) независимая гарантия обеспечивает исполнение Принципалом (Истцом) основного обязательства перед Бенефициаром (станция технического обслуживания автомобилей) по договору о плановом техническом обслуживании ТС, только в случае одновременного наступления обстоятельств, указанных в п.п. 7.1 и 7.2 Гарантии.

Так, сумма гарантии выплачивается Бенефициару Гарантом: по основному обязательству, возникшему после выдачи настоящей гарантии в случае осуществления непрерывного ремонта ТС клиента по гарантии завода изготовителя у Бенефициара более чем 35 календарных дней; в случае, если такой ремонт повлек невозможность передвижения и использование ТС клиента; если Принципал заключил договор о проведении технического обслуживания с Бенефициаром; если наступил срок планового проведения технического обслуживания согласно требованиям завода-изготовителя; только за произведенные работы без учета стоимости запасных частей; и уменьшается до стоимости ремонта, если стоимость ремонта по договору о ремонте ТС с Бенефициаром меньше суммы гарантии.

При этом данный договор о плановом ТО ФИО еще даже не заключался.

Общая цена договора составляет 75000 рублей (п. 3.3. Договора) и состоит из 22 500 рублей и 52 500 рублей. Указанная денежная сумма была оплачена ею в полном объёме за счет привлеченных кредитных средств.

Срок действия договора 36 месяцев и действует с 28.02.22 по 27.02.25 г. (п. 3.5. Договора).

Согласно п. 6.1. договор может быть расторгнут по соглашению сторон в одностороннем порядке по инициативе Заказчика.

05 марта 2022 года ФИО обратилась к Ответчику с письменной Досудебной претензией, в которой требовала возврата уплаченной по договору денежной суммы в полном объеме в размере 75000 рублей.

21 марта 2022 года в 10:41 письмо было получено Ответчиком, что подтверждается отчетом об отслеживании почтовых отправлений.

30 марта 2022 года Ответчиком был произведен частичный возврат денег в качестве возврата по размере 22048,12 рублей предположительно по абонентскому договору (22 500 рублей).

Между тем, оставшаяся часть в размере 52500 рублей от Ответчика так и не поступила.

Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения в суд с настоящим исковым заявлением.

Как следует из п.2.1.3 Договора истец заключил с ответчиком в рамках настоящего договора опционный договор в соответствии со ст.429.3 ГК РФ о выдаче независимых гарантий.

Согласно п.6.3 Договора о прекращении опционного договора платеж цены договора, указанной в п.3.2 договора за выдачу независимых гарантий, возврату не подлежит (п.3 ст.429.3 ГК РФ).

Согласно ч.ч. 2, 4 ст. 421 ГК РФ стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Таким образом, положения о свободе договора не должны применяться в отрыве от ст. 422 ГК РФ, согласно которой договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

В силу ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных данным кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

Согласно ст. 429.3 Гражданского кодекса РФ по опционному договору одна сторона на условиях, предусмотренных этим договором, вправе потребовать в установленный договором срок от другой стороны совершения предусмотренных опционным договором действий (в том числе уплатить денежные средства, передать или принять имущество), и при этом, если управомоченная сторона не заявит требование в указанный срок, опционный договор прекращается. Опционным договором может быть предусмотрено, что требование по опционному договору считается заявленным при наступлении определенных таким договором обстоятельств.

За право заявить требование по опционному договору сторона уплачивает предусмотренную таким договором денежную сумму, за исключением случаев, если опционным договором, в том числе заключенным между коммерческими организациями предусмотрена его безвозмездность либо если заключение такого договора обусловлено иным обязательством или иным охраняемым законом интересом, которые вытекают из отношений сторон.

Предметом любого договорного обязательства является право кредитора требовать от должника совершения действий, предусмотренных договором (ст. 307 ГК РФ). Если же законом или договором предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств по договору, то непредъявление кредитором своего требования в указанный срок будет означать прекращение договора (п. 3 ст. 425 ГК РФ).

Действительно, п.3 ст.429.3 ГК РФ оговаривает невозможность возврата опционного платежа при прекращении опционного договора.

Вместе с тем, указанное положение нельзя рассматривать в отрыве от содержания всей ст. 429.3 ГК РФ, в частности, ее пункта 1, согласно которому, если управомоченная сторона не заявит требование о совершения если предусмотренных опционным договором действий в указанный в договоре срок, опционный договор прекращается.

При прекращении опционного договора платеж, предусмотренный подлежит, если иное не предусмотрено опционным договором.

«Из буквального толкования статьи 429.3 ГК РФ как целостной единой нормы следует, что платеж по опционному договору не подлежит возврату именно в случае прекращения опционного договора (и только в этом случае), если управомоченная по договору сторона не заявит соответствующее требование в установленный договором срок и не обратится с требованием предоставления предусмотренного договором исполнения в период действия спорного договора».

ФИО отказалась от услуг Ответчика досрочно, так ими и не воспользовавшись.

Также из дословного толкования ст. 429.3 ГК РФ следует, что данная норма право заказчика (потребителя) отказаться от опционного договора не ограничивает.

Ссылка в договоре на то, что договор является опционным, и, как следствие, согласно пункту 3 статьи 429.2 ГК РФ при прекращении опционного договора опционная премия возврату не подлежит, не отменяет применение как норм Закона РФ «О защите прав потребителей», так и общих норм о заключении и расторжении договоров, предусматривающих свободную обоюдную волю сторон на возникновение и прекращение определенных, исходящих из принципа равенства сторон договора, правоотношений.

Предметом опционного договора, как части Договора Шоколад Плюс № 0390600084, предусмотрена выдача независимых гарантий, которые являются одной из форм обеспечения исполнения обязательств и предполагают заключение соглашений между принципалом и бенефициаром, а также между гарантом и бенефициаром.

Таким образом, Ответчик обязался оказать услугу. Кроме того, в станции техобслуживания с целью проведения ТО транспортного средства ФИО не обращалась.

Считает, что фактически между сторонами заключен не опционный договор, а договор возмездного оказания услуг.

Согласно ст.779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Правила настоящей главы применяются к договорам оказания услуг связи, ветеринарных, аудиторских, консультационных, медицинских, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и иных, за исключением услуг, оказываемых по договорам, предусмотренным главами 37, 38, 40, 41, 44, 45, 46, 47, 49, 51, 53 настоящего Кодекса.

На отношения, связанные с заключением договоров об оказании услуг, стороной которых является гражданин, использующий услугу в личных целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, распространяются положения Закона РФ «О защите прав потребителей».

Статьей 782 ГК РФ предусмотрено право заказчика отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Аналогичные положения содержатся в ст.32 Закона «О защите прав потребителей», в соответствии с которой потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при словии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору.

По смыслу приведенных норм заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг до его фактического исполнения, в этом случае возмещению подлежат только понесенные исполнителем расходы, связанные с исполнением обязательств по договору. Какие-либо иные последствия одностороннего отказа от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг для потребителя законом не предусмотрены, равно как и не предусмотрен и иной срок для отказа потребителя от исполнения договора.

Доказательства того, что Ответчик понес фактические расходы, связанные с исполнением обязательства, отсутствуют.

Кроме того, с учетом отказа ФИО от договора, заключенного на 36 месяцев в течение 14 дней с даты его заключения, удержание Ответчиком уплаченной ею денежной суммы в размере 52500 рублей по опционному договору, в отсутствие равноценного встречного предоставления (за услугами Ответчика она не обращалась) свидетельствует о наличии у Ответчика неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ).

Истец просит взыскать с ответчика денежную сумму 52 500 руб. в связи с отказом от исполнения договора возмездного оказания услуг (Договор Шоколад Плюс №0390600084 от 28.02.2022 г.

В соответствии со ст. 395 ГК РФ, в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды.

Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором. Проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок (п. 3 ст. 395 ГК РФ).

Требование о возврате денежной суммы было получено Ответчиком 21.03.2022 года и должно быть удовлетворено не позднее 31.03.2022 года. Действующий Закон РФ «О защите прав потребителей» устанавливает 10дневный срок для удовлетворения требования потребителя на возврат денег со дня предъявления требования (ст. 31 Закона).

ФИО просит взыскать с ответчика проценты за пользование чужими денежными средствами по дату фактического исполнения ответчиком решения суда, и которые на момент подписания искового заявления (11.04.2022 г.) составляю 316 руб. 44 коп. (52 500,00 х 11 дней просрочки х 20%/365 = 316 руб. 44 коп.)

Согласно положений ст.15 Закона РФ «О защите прав потребителей», истец просит взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 10000 рублей, так как истцу были причинены нравственные страдания вследствие затрат времени и сил на разрешение спора, а также зa неправомерное навязывание услуги.

В силу п. 6 ст. 13 Закона РФ «О защите прав потребителей», поскольку требование истца о возврате денежных средств по договору не было удовлетворено ответчиком в добровольном порядке, в связи с чем истец вынужден был обратиться с исковым заявлением в суд, истец просит взыскать с ответчика штраф.

Также ФИО просит взыскать с ответчика сумму 225 руб. 64 коп. - почтовые расходы.

В судебное заседание истец ФИО не явилась, времени и месте слушания дела извещена надлежащим образом, в соответствии с требованиями ст. 113 ГПК РФ, об отложении рассмотрения дела ходатайств не поступало.

Суд, в силу положений статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, полагает возможным разрешить спор по существу в отсутствие не явившихся истца и представителя Истца.

Представитель ответчика ООО «РИНГ вояж» в судебное заседание не явился, о месте и времени разрешения спора был извещён надлежащим образом, в соответствии с требованиями ст. 113 ГПК РФ, о причинах неявки не сообщил, об отложении рассмотрения дела не ходатайствовал.

Согласно ч. 1 ст. 233 ГПК РФ в случае неявки в судебное заседание ответчика, извещенного о времени и месте судебного заседания, не сообщившего об уважительных причинах неявки и не просившего рассмотрении дела в его отсутствие, дело может быть рассмотрено в порядке заочного производства.

С учётом изложенного, суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся сторон в порядке заочного производства.

Представителем ответчика ООО «РИНГ вояж» были представлены возражения в письменной форме относительно исковых требований, из которых следует, что ответчик возражает против удовлетворения заявленных требований по следующим основаниям:

28 февраля 2022 года между сторонами был заключен Договор «Шоколад Плюс №0390600084 от 28 февраля 2022 года. Договор был заключен в связи с обращением истца. Перед тем, как заключить договор, истцу в соответствии со ст.10 Закона о защите прав потребителей была предоставлена вся необходимая и достоверная информация о предлагаемых ответчиком услугах, обеспечивающая возможность их правильного выбора. Никаких нареканий, заявлений, претензий по Договору или конкретному пункту от истца на момент ознакомления с договором и/или в момент его подписания не поступало, равно как и не поступало комментария об отсутствии намерения заключить спорный договор. В этой связи доводы истца о том, что она якобы «была вынуждена» заключить спорный договор при оформлении кредитного говора в Банком «РГС Банк» (ПАО) являются несостоятельными. Ответчик в никаких отношениях с Банком «РГС Банк» (ПАО) не состоит, стороной заключаемого истцом кредитного договора не является и поэтому не мог своими действиями повлиять на заключение истцом и
банком «РГС Банк» (ПАО) какого-либо кредитного договора, а равно обусловить заключение этого кредитного договора обязательным заключением с ним спорного договора. Истец и ответчик надлежащим образом исполнили принятые на себя по договору обязательства, а именно: 28 февраля 2022 г. истец оплатила путем расчета обусловленную договором абонентскую плату в размере 22500 руб. и плату за выдачу независимой гарантии в размере 52500 руб., что составило 75000 руб., а ответчик 28 февраля 2022 г. предоставил истцу абонентское обслуживание согласно «Абонентской» части договора и 28 февраля 2022 года как гарант выдал истцу как принципалу сроком на 36 месяцев независимую гарантию на сумму в размере 183 750 руб., что подтверждается Приложение №2 к Договору.

21 марта 2022 года ответчик получил досудебную претензию истца об отказе от договора по основаниям ст.32 Закона о защите прав потребителей и требованием о возврате уплаченных по договору денежных средств в размере 75 000 руб.. что также подтверждается сами истцом в исковом заявлении. Ответчик в связи с отказом истца от договора по основаниям ст. 32 Закона о защите прав потребителей 21 марта 2022 года прекратил действие этого договора и в силу ст.ст. 310, 407, 450.1, 452, 453 ГК РФ применил к прекращению данного договора правовые последствия, предусмотренные вышеназванными ст.ст.450.1, 452,453 IK РФ, a также нормами, ст.ст. 368-378,429.3 ГК регулирующими элементы заключенного договора ГK РФ.

Ответчик в связи с отказом Истца от абонентского обслуживания по основаниям ст.32 Закона защите прав потребителей возвратил Истцу абонентскую плату, удержав из нее абонентскую плату за «использованный» Истцом период абонентского обслуживания с 28 февраля по 21 марта 2022 года, а именно:22 500 руб. (цена абонентского обслуживания в соответствии с п. 3.1 Договора) / 3 (года, т.е. срок, на который заключен договор) /365 (кол-во дней в году) = 20,54 руб. (стоимость одного дня абонентского обслуживания по договору); 20,54 руб. (стоимость одного дня абонентского обслуживания по Договору) * 22 (кол-во дней фактического действия Договора) = 451,88 руб. (стоимость периода фактического действия Договора); 22 500 руб. (цена абонентского обслуживания в соответствии с п. 3.1 Договора) - 451,88 руб. (стоимость периода фактического действия Договора) 22048.12 руб.. Возврат абонентской платы за «неиспользованный» Истцом период абонентского обслуживания с 22 марта 2022 по 27 февраля 2025 года подтверждается платежным поручени
ем № 840 от 30 марта 2022 года.

Отказывая Истцу в возврате платежа за выданную по его просьбе независимую гарантию, Ответчик исходил из того, что независимые гарантии являются особым и самостоятельным продуктом гражданского оборота.

В соответствии е п.1 ст. 368 ГК РФ целевая направленность независимой гарантии заключается в предоставлении гарантом по просьбе другого лица (принципала) гарантии (обязательство) уплатить третьему лицу (бенефициару) определенную денежную сумму в соответствии с условиями данного гарантом обязательства независимо от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства.

При этом из содержания п.1 ст. 368 ГК РФ видно, что для возникновения заключение между отношений по независимой гарантии требуется принципалом и гарантом отдельного соглашения о ее выдаче.

Независимая гарантия выдается на возмездной основе во исполнение заключаемого между гарантом и принципалом соглашения (п. 1 ст. 368, п. 1 ст. 420, п.1 ст. 421, п. 3 ст. 423 ГК РФ).

Обязанность по выдаче независимой гарантии возникает у гаранта с момента заключения указанного соглашения (п. 1 ст. 424, п. 1 ст. 425 ГК РФ).

Сама же независимая гарантия является односторонней сделкой.

В силу ст. 373 ГК РФ независимая гарантия вступает в силу с момента ее отправки (передачи) гарантом, если в гарантии не предусмотрено иное.

В соответствии с п.1 ст.370 ГК РФ предусмотренное независимой гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, от отношений между принципалом и гарантом, а также от каких-либо других обязательств, даже если в независимой гарантии содержатся между ми от ссылки на них.

Прекращение независимой гарантии производится по основаниям, предусмотренным ст. 378 ГК РФ

Причем указанный в ст. 378 ГК РФ перечень оснований прекращения независимой гарантии является исчерпывающим.

Согласно ст. 378 ГК РФ отказ принципала от соглашения о выдаче независимой гарантии, а равно отказ от полученной в соответствии с этим соглашением независимой гарантии, в том числе по основаниям ст. 32 Закона о защите прав потребителей, действие этой гарантии не прекращает.

Прекращение же самого соглашения о выдаче независимой гарантии в связи с отказом принципала от данного соглашения по основаниям ст. 32 Закона о защите прав потребителей производится по правилам ст. 450.1,452, 453 ГК РФ.

Таким образом, из содержания вышеназванных положений ГК РФ следует, что:

  1. соглашение о выдаче независимой гарантии и сама независимая гарантия - это не одно и тоже,
  2. в силу ст. 450.1 и ст. 370 ГК РФ порядок и правовые последствия прекращения действия Соглашения о выдаче независимой гарантии отличаются от порядка и правовых последствий прекращения независимой гарантии,
  3. расторжение Соглашения о выдаче независимой гарантии не влияет на действительность обязательства гаранта по выданной независимой гарантии, а размер вознаграждения, которое принципал уплатил гаранту за выданную независимую гарантию, не зависит от фактического срока действия Соглашения о выдаче независимой гарантии,
  4. в силу ст. 450.1 ГК РФ и ст. 378 ГК РФ отказ принципала от Соглашения о выдаче независимой гарантии по основаниям ст.32 Закона о защите прав потребителей влечет прекращение действия Соглашения о выдаче независимой гарантии, но не влечет прекращение действия самой выданной ему независимой гарантии.

Как уже было указано выше, Ответчик надлежащим образом исполнил принятые на себя по «Опционной» части Договора обязательства, а именно: 28 февраля 2022 года он как гарант выдал Истцу как принципалу вышеуказанную Независимую гарантию.

В силу ст. 373 ГК РФ обязательства Ответчика как гаранта по выданной Истцу независимой гарантии возникли в момент выдачи этой гарантии Истцу.

Оформление соглашения o выдаче независимой гарантии в виде «Опционной» части Договора закону не противоречит.

Из содержания ст. 429.3 ГК РФ видно, что опционным договором может быть любой гражданско-правовой договор, в котором исполнение обязательств по данному договору ставится в зависимость от востребования стороной такого договора его исполнения от другой стороны и это востребование будет считаться осуществленным автоматически при наступлении указанных в договоре условий.

По общему правилу п.3 ст. 429.3 ГК РФ опционный договор является возмездным и опционное вознаграждение не возвращается ни при каких условиях, если иное не предусмотрено опционным договором.

А поскольку, как уже было указано выше, обязанность по выдаче независимой гарантии возникает у гаранта с момента заключения указанного соглашения (п. 1 ст. 424, п. 1 ст. 425 ГК), и предусмотренное независимой гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от отношений между принципалом и гарантом (п, 1 ст. 370 ГК РФ), а Ответчик согласился выдать Истцу независимую гарантию только на возмездной основе и она вступила в законную силу в момент ее выдачи (ст. 373 ГК РФ), постольку в «Опционной» части Договора, являющейся по факту Соглашением сторон о выдаче независимой гарантии, возврата платы за выданные независимые гарантии предусмотрено быть не могло.

В соответствии с п.4 ст.453 ГК РФ стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

Согласно п. 1 ст. 781 ГК РФ Заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг.

Согласно ст. 37 Закона о защите прав потребителей потребитель обязан оплатить оказанные ему услуги в порядке и в сроки, которые установлены договором с исполнителем.

Поэтому пунктом 6.3 Договора было установлено, что при прекращении опционного договора платеж цены договора, указанной в п. 3.2. Договора, за выдачу независимых гарантий, возврату не подлежит.

Условие п.6.3 Договора соответствовало положениям п. 3 ст. 429.3 ГК РФ.

При этом Истец при заключении Договора с его п.6.3 была ознакомлена.

Исходя из принципа разумности участников гражданского оборота, указанное означает, что Истец добровольно приняла решение о заключении «Опционного» договора на условиях невозврата ей платы за выдачу независимой гарантии при прекращении Опционного договора.

Никаких доказательств, подтверждающих наличие у Истца препятствий в совершении действия по своей воле и усмотрению, отсутствие возможности возразить на предлагаемые Ответчиком условия п.6.3 «Опционной» части Договора, а также, если эти условия Истца не устраивали, на отсутствие возможности не заключать данный договор, Истец суду не представила.

Довод Истца о ничтожности п.6.3 заключенного Договора является несостоятельным.

Суд, исследовав материалы дела, проверив расчёт, представленный истцом, оценив в соответствии со ст.67 ГПК РФ относимость, допустимость, достоверность каждого из представленных доказательств в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, приходит к следующему выводу.

В силу ст.ст.12, 56 ГПК РФ, правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Судом установлено и не оспаривается сторонами, что 28 февраля 2022 года между ФИО и ПАО «РГС Банк» был заключен кредитный договор № 06/40-066107/2022 (далее - кредитный договор, индивидуальные условия), в соответствии с которым ей был предоставлен потребительский автокредит на сумму 981365 рублей. Целями кредита явились оплата приобретаемого транспортного средства Lada Niva Travel (далее - TC), сервисных услуг автосалона, страховых взносов (п. 11 Индивидуальных условий).

Также 28 февраля 2022 года между ФИО и ООО «РИНГ вояж» заключен договор Шоколад Плюс № 0390600084. предметом договора являются абонентский договор на обслуживание (в соответствии со ст.429,4 ГК РФ) - право получения по требованию следующих услуг:

  • Аварийный комиссар,
  • получение справок из МВД,
  • получение справок из Гидрометцентра,
  • независимая экспертиза автотранспорта,
  • доставка документов,
  • круглосуточная эвакуация автомобиля,
  • техническая помощь,
  • диспетчерская служба,
  • трезвый водитель,
  • трансфер,
  • поиск автомобиля,
  • один автомобиль - неограниченное количество пользователей,
  • юридическая консультация по транспорту,
  • персональный менеджер,
  • консьерж;

и опционный договор (в соответствии со ст.429.3 ГК РФ) о выдаче независимых гарантий на право требования денежных платежей в период действия договора на условиях: гарантия оплаты денежных средств в адрес станции технического обслуживания автомобилей, являющейся официальным дилером завода-изготовителя автомобиля, указанного в п.2.1.5 договора, в которой Принципал осуществляет, либо будет осуществлять техническое обслуживание ТС, за техническое обслуживание автомобиля заказчика в сумме и на условиях, изложенных в независимой гарантии (приложение №2 к Договору).

Цена абонентского обслуживания указанного в п.2.1.1 Договора составляет 22500 руб., общая цена по опционному договору за выдачу независимой гарантии (п.2.1.1 Договора) - 52 200 руб., всего составляет 75 000 руб. договор заключен на 36 месяцев и действует с 28.02.2022 года по 27.02.2025 года.

Указанная сумма был оплачена ФИО, что ответчиком не оспаривается и подтверждается материалами дела.

05 марта 2022 года ФИО обратилась к ответчику с письменной досудебной претензией, в которой требовала возврата уплаченной по договору, денежной суммы 75000 руб. в полном объеме.

21 марта 2022 года претензия была получена ответчиком.

30 марта 2022 года ответчиком был произведен частичный возврат абонентской платы в сумме 22048 руб. 12 коп.

Согласно статье 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Пунктом 1 статьи 1 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года №2300-1 "О защите прав потребителей" установлено, что отношения с участием потребителей регулируются Гражданским кодексом Российской Федерации, Законом о защите прав потребителей, другими федеральными законами и принимаемыми в соответствии с ними иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Отношения, регулируемые законодательством о защите прав потребителей, могут возникать в том числе из договоров на оказание возмездных услуг, направленных на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд потребителя - гражданина, не связанных с осуществлением им предпринимательской деятельности.

Подписывая договор Шоколад Плюс №0390600084 от 28.02.2022 года, стороны заключили смешанный договор - абонентский и опционный договоры.

Исходя буквального содержания указанного договора, между ФИО и ООО «РИНГ вояж» заключен договор возмездного оказания услуг.

Согласно пункту 1 статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

В соответствии со статьей 429.4 ГК РФ договором с исполнением по требованию (абонентским договором) признается договор, предусматривающий внесение одной из сторон (абонентом) определенных, в том числе периодических, платежей или иного предоставления за право требовать от другой стороны (исполнителя) предоставления предусмотренного договором исполнения в затребованных количестве или объеме либо на иных условиях, определяемых абонентом (пункт 1).

Абонент обязан вносить платежи или предоставлять иное исполнение по абонентскому договору независимо от того, было ли затребовано им соответствующее исполнение от исполнителя, если иное не предусмотрено законом или договором (пункт 2).

Особенностью абонентского договора является внесение оплаты по нему вне зависимости от того, было ли затребовано заказчиком соответствующее исполнение от исполнителя или нет, а также стабильность размера оплаты за отчетный период, независимо от того, что объем и сложность встречного предоставления в каждом из отчетных периодах может сильно отличаться. Такие договоры предполагают возможность заказчика обратиться к исполнителю в любой момент времени и затребовать соответствующее исполнение (услугу), а оплата предусматривается именно за постоянную возможность исполнителем в течение отдельного периода предоставить встречное предоставление заказчику.

Согласно разъяснениям, данным в пункте 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 г. №49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора", в силу пунктов 1 и 2 статьи 429.4 ГК РФ плата по абонентскому договору может устанавливаться как в виде фиксированного платежа, в том числе периодического, так и заключаться в ином предоставлении (например, отгрузка товара), которое не зависит от объема запрошенного от другой стороны (исполнителя) исполнения.

Несовершение абонентом действий по получению (ненаправление требования исполнителю, неиспользование предоставленной возможности непосредственного получения исполнения и т.д.) или направление требования исполнения в объеме меньшем, чем это предусмотрено абонентским договором, по общему правилу, не освобождает абонента от обязанности осуществлять платежи по абонентскому договору. Иное может быть предусмотрено законом или договором, а также следовать из существа законодательного регулирования соответствующего вида обязательств.

Таким образом, отношениям, основанным на абонентском договоре, также применяются специальные нормы, в том числе правила о договорах возмездного оказания услуг.

На основании пункта 1 статьи 781 ГК РФ заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре возмездного оказания услуг. В случае невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг.

В соответствии с пунктом 1 статьи 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Аналогичные положения также содержатся в статьей 32 Закона о защите прав потребителей.

В силу пункта 1 статьи 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных данным кодексом, другими законами или иными правовыми актами.

Согласно статье 450.1 ГК РФ предоставленное данным кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором право на односторонний отказ от договора (исполнения договора) (статья 310) может быть осуществлено управомоченной стороной путем уведомления другой стороны об отказе от договора (исполнения договора). Договор прекращается с момента получения данного уведомления, если иное не предусмотрено данным кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором (пункт 1).

В случае одностороннего отказа от договора (исполнения договора полностью или частично, если такой отказ допускается, договор считается расторгнутым или измененным (пункт 2).

Поскольку 05.03.2021 года истец обратился к ответчику с заявлением о расторжении договора №0390600084 с ООО «РИНГ вояж» от 28.02.2022 года, как в части абонентского, так и в части опционного договора, 21.03.2022 года указанное заявление ответчиком получено, данный договор в силу положений статьи 450.1 ГК РФ считается расторгнутым с 21.03.2022 года.

Также судом установлено, что 30 марта 2022 года ответчиком произведен возврат денежных средств, уплаченных истцом по абонентскому договору, в размере 22048,12 рублей.

В абзаце 2 пункта 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 "О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора" разъяснено, что несовершение абонентом действий по получению исполнения (ненаправление требования исполнителю, неиспользование предоставленной возможности непосредственного получения исполнения и т.д.) или направление требования исполнения в объеме меньшем, чем это предусмотрено абонентским договором, по общему правилу, не освобождает абонента от обязанности осуществлять платежи по абонентскому договору. Иное может быть предусмотрено законом или договором, а также следовать из существа законодательного регулирования соответствующего вида обязательств (пункт 2 статьи 429.4 ГК РФ).

В соответствии со статьей 429.3 ГК РФ по опционному договору одна сторона на условиях, предусмотренных этим договором, вправе потребовать в установленный предусмотренных опционным договором действий (в том числе уплатить денежные средства, передать или принять имущество), и при этом, если управомоченная сторона не заявит требование в указанный срок, опционный договор прекращается. Опционным договором может быть предусмотрено, что требование по опционному договору считается заявленным при наступлении определенных таким договором обстоятельств.

За право заявить требование по опционному договору сторона уплачивает предусмотренную таким договором денежную сумму, за исключением случаев, если опционным договором, в том числе заключенным между коммерческими организациями, предусмотрена его безвозмездность либо если заключение такого договора обусловлено иным обязательством или иным охраняемым законом интересом, которые вытекают из отношений сторон.

При прекращении опционного договора платеж, предусмотренный пунктом 2 настоящей статьи, возврату не подлежит, если иное не предусмотрено опционным договором.

При этом, данная норма, право заказчика (потребителя) отказаться от договора не ограничивает; не предусматривает данная норма и обязанности заказчика (потребителя) производить какие-либо платежи исполнителю после отказа от договора.

Кроме того, в рассматриваемом случае спорный договор заключен для личных нужд, потребителем ФИО не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

Соответственно, правоотношения между сторонами регулируются нормами гражданского законодательства с учетом требований Закона о защите прав потребителей.

Согласно правовой позиции, изложенной в пункте 76 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", ничтожными являются условия сделки, заключенной с потребителем, не соответствующие актам, содержащим нормы гражданского права, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (статьи 3, подпункта 4 и 5 статьи 426 ГК РФ), а также условия сделки, при совершении которой был нарушен явно выраженный законодательный запрет ограничения прав потребителей. силу пункта 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей, условия сравнению с правилами, договора, ущемляющие права потребителя установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Как указывалось выше, стороны заключили смешанный договор, в том числе содержащий элементы опционного договора.

Опционный договор относится к договору возмездного оказания услуг между гражданином и юридическим лицом, правоотношения по которому регулируются нормами статьи 429.3 ГК РФ и главы 39 ГК РФ.

По смыслу вышеприведенных норм заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг до его фактического исполнения, В этом случае возмещению подлежат только понесенные исполнителем расходы, связанные с исполнением обязательств по договору. Какие-либо иные последствия одностороннего отказа от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг для потребителя законом не предусмотрены, равно как и не предусмотрен и иной срок для отказа потребителя от исполнения договора.

Доказательств, свидетельствующих об обращении истца ФИО за оказанием услуг в период действия опционного договора ответчиком не представлено, как и не представлено доказательств размера затрат, понесенных им в ходе исполнения договора, ФИО в силу приведенных выше положений закона имела право отказаться от исполнения опционного договора до окончания срока его действия.

Истец воспользовался своим правом отказа от договора.

При указанных обстоятельствах у ответчика ООО «РИНГ вояж» как лица, не приступившего к исполнению договора и не понесшего в связи с этим расходов на исполнение обязательств перед истцом, возникла обязанность возвратить истцу уплаченные по опционному договору денежные средства.

Поскольку ответчик с момента получения от истца заявления об отказе от исполнения договора и возврате оплаченной по опционному договору суммы до настоящего времени денежные средства в размере 52500,00 рублей не возвратил, суд полагает обоснованным требование истца о возврате денежных средств по опционному договору в полном объеме в размере 52500,00 рублей.

Доводы ответчика о том, что требования истца о взыскании денежных средств, уплаченных по опционному договору незаконны и необоснованны, так как истец не учитывает положения, регламентирующие невозвратность цены опционного договора, указанные в пункте 6.3 договора, согласно которому в соответствии с пунктом 3 ст. 429.3 ГК РФ в случае прекращения опционного договора, платеж цены договора, уплаченный истцом возврату не подлежит, не могут быть приняты во внимание.

Действительно, пункт 3 статьи 429.3 ГК РФ оговаривает невозможность возврата опционного платежа при прекращении опционного договора.

Вместе с тем указанное положение нельзя рассматривать в отрыве от содержания всей статьи 429.3 ГК РФ. частности, ее пункта 1, согласно которому, если управомоченная сторона не заявит требование о совершения предусмотренных опционным договором действий в указанный в договоре срок, опционный договор прекращается.

Таким образом, из буквального толкования статьи 429.3 ГК РФ как целостной единой нормы следует, что платеж по опционному договору не подлежит возврату именно на случай прекращения опционного договора по такому основанию (и только на этот случай), то есть в случае, если управомоченная по договору сторона не заявит соответствующее требование в установленный договором срок, не обратится с требованием предоставления предусмотренного договором исполнения период действия спорного договора.

Поскольку договор заключен сроком на 36 месяцев, истец с заявлением о его расторжении обратился через 5 дней с момента его заключения, при этом расторжение договора не связано с обстоятельствами, предусмотренными пунктом 1 статьи 429.3 ГК РФ, оснований для предъявления требований об исполнении указанной в договоре гарантии в период его действия не наступало, таким образом, уплаченный истцом опционный платеж в сумме 52500,00 рублей подлежит возврату в полном объеме в связи с отказом потребителя от исполнения договора и отсутствием доказательств несения ответчиком каких-либо расходов, связанных с исполнением обязательств по договору.

Таким образом, суд приходит к выводу, что требования истца о взыскании с ответчика уплаченной по договору Шоколад Плюс №0390600084 от 28 февраля 2022 года денежной суммы в размере 52500,00 рублей подлежит удовлетворению.

Кроме того, истцом в соответствии с положениям статьи 395 ГК РФ заявлены требования о взыскании с ответчика процентов несвоевременным возвратом денежных средств по договору за период с 01.04.2022 года по 11.04.2022 года в размере 316 руб. 44 коп., и по день фактического возврата долга.

Согласно пункту 1 статьи 395 ГК РФ в случаях неправомерного удержания денежных средств, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате подлежат уплате проценты на сумму долга. Размер процентов определяется ключевой ставкой Банка России, действовавшей в соответствующие периоды.

Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

В соответствии с пунктом 3 статьи 395 ГК РФ проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок.

Согласно пункту 48 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года №7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", сумма процентов, подлежащих взысканию по правилам статьи 395 ГК РФ, определяется на день вынесения решения судом исходя из периодов, имевших место до указанного дня. Проценты за пользование чужими денежными средствами по требованию истца взимаются по день уплаты этих средств кредитору. Одновременно с установлением суммы процентов, подлежащих взысканию, суд при наличии требования резолютивной части решения указывает на взыскание процентов до момента фактического исполнения обязательства (пункт 3 статьи 395 ГК РФ). При этом день фактического исполнения обязательства, B частности задолженности кредитору, включается в период расчета процентов.

Расчет процентов, начисляемых после вынесения решения, осуществляется в процессе его исполнения судебным приставом-исполнителем, а в случаях, установленных законом, иными органами, организациями, в том числе органами казначейства, банками И иными кредитными организациями, должностными лицами и гражданами (часть 1 статьи 7, статья 8, пункт 16 части 1 статьи 64 и часть 2 статьи 70 Закона об исполнительном производстве).

Размер процентов, начисленных за периоды просрочки, имевшие место с 1 июня 2015 года по 31 июля 2016 года включительно, определяется по средним ставкам банковского процента по вкладам физических лиц, а за периоды, имевшие место после 31 июля 2016 года, - исходя из ключевой ставки Банка России, действовавшей в соответствующие периоды после вынесения решения.

Таким образом, требования истца о взыскании с ответчика в соответствии с пунктом 1 статьи 395 ГК РФ суммы процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие просрочки их возврата по день фактической оплаты задолженности, основаны на вышеуказанных нормах закона и подлежат удовлетворению.

С учетом разъяснений, содержащихся в пункте 48 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года №7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств", размер процентов за пользование чужими денежными средствами за заявленный истцом период (52500x11x20%/365).

Таким образом, с ответчика в пользу истца следует изыскать проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 01.04.2022 года по 11.04.2022 года в сумме 316,44 рублей и по день фактической уплаты денежных средств истцу, начисленные на сумму долга в размере 52500,00 рублей, с учетом погашения, исходя из ключевой ставки Банка России, действовавшей в соответствующие периоды.

При разрешении требований истца о взыскании с ответчика компенсации морального вреда суд исходит из следующего.

В соответствии с частями 2 и 3 статьи 1099 ГК РФ моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имуществ ме права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

Согласно части 1 и 2 статьи 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

В силу пункта 45 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей" при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя.

В ходе рассмотрения дела судом установлен факт нарушения ответчиком прав потребителя ФИО.

При определении размера компенсации морального вреда, суд, учитывая конкретные обстоятельства дела, степень вины ответчика в нарушении прав истца как потребителя, требования разумности и справедливости, а также степень физических и нравственных страданий истца, считает необходимым удовлетворить заявленные требования о компенсации морального вреда частично в размере 1000 рублей, не находя оснований для их удовлетворения в большем размере.

Согласно пункту 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с (исполнителя, организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя продавца, уполномоченной импортера) за несоблюдение добровольного порядка требований потребителя штраф в размере пятидесяти процентов от суммы, удовлетворения присужденной судом в пользу потребителя.

В пункте 46 постановления Пленума Верховного Суда от 28 июня 2012 года №17 разъяснено, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.

Таким образом, в отличие от общих правил начисления и взыскания неустойки (штрафа, пени) право на присуждение предусмотренного пунктом б статьи 13 Закона о защите прав потребителей штрафа возникает не в момент нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) обязанности добровольно удовлетворить законные требования потребителя, а в момент удовлетворения судом требований потребителя и присуждения ему денежных сумм.

При этом такой штраф взыскивается судом и без предъявления потребителям иска о его взыскании.

Необходимым условием для взыскания данного штрафа является не только нарушение (исполнителем, продавцом, нарушение изготовителем уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) права потребителя на добровольное удовлетворение его законных требований, но и присуждение судом каких-либо денежных сумм потребителю, включая основное требование, убытки, неустойку и компенсацию морального вреда.

Требования о присуждении потребителю штрафа не могут быть заявлены и удовлетворены отдельно от требований о присуждении ему денежных сумм.

Объем такого штрафа определяется не в момент нарушения изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной обязанности добровольно удовлетворить законные требования потребителя, а в момент присуждения судом денежных сумм потребителю и зависит не от обстоятельств нарушения названной выше обязанности (объема неисполненных требований потребителя, длительности нарушения и т.п.), а исключительно от размера присужденных потребителю денежных сумм, однако он может быть уменьшен по общим правилам статьи 333 ГК РФ.

С учетом вышеприведенных обстоятельств, исходя из положений пункта б статьи 13 Закона о защите прав потребителей", размер штрафа составит 26750,00 рублей, исходя из следующего расчета (52500 рублей + 1000 рублей) x 50%.

Представителем ответчика в возражении заявлено об уменьшении размера штрафа.

Учитывая данное заявление, несоразмерность предъявленного к взысканию штрафа последствиям нарушенного обязательства, a также природу взыскиваемого штрафа как предусмотренного законом особого способа обеспечения исполнения обязательства в гражданско-правовом смысле, его значительный размер, отсутствие тяжких последствий для истца, суд полагает возможным применить положения статьи 333 ГК РФ и уменьшить размер штрафа до 10000 рублей, который подлежит взысканию в пользу истца с ответчика ООО «РИНГ вояж».

Суд полагает, что взыскание штрафа в полном размере будет противоречить необходимому балансу интересов обеих сторон, учитывая характер допущенных нарушений, и находит данное основание для снижения неустойки исключительным (пункт 2 статьи 34 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года №17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей").

В пункте 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" указано, что бремя доказывания несоразмерности неустойки и необоснованности выгоды кредитора возлагается на ответчика.

Несоразмерность и необоснованность выгоды могут выражаться, в частности, в том, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки.

На основании пунктов 3, 4 статьи 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного или недобросовестного поведения, что должно учитываться при оценке соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства.

Указанные требования, установленные в целях регулирования гражданских правоотношений, осуществления участниками гражданского оборота прав и обязанностей, суд обязанность установить баланс между применяемой к нарушителю мерой применения норм гражданского права по существу возлагают на ответственности и оценкой действительного размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

При начислении неустойки, а также при определении размера штрафа, являющегося по своей правовой природе разновидностью неустойки, суды должны исходить не только из обеспечительной (штрафной) функции неустойки, являющейся мерой ответственности за нарушение исполнения обязательства, установленного законом или договором, но и принимать во внимание законодательное требование об исключении получения стороной, в пользу которой присуждена неустойка (пеня), штраф, необоснованной выгоды.

То обстоятельство, что размер штрафа определен законом, не является основанием для неприменения статьи 333 ГК РФ.

Ответчик воспользовался правом заявить снижении штрафа по основаниям, предусмотренным статьей 333 ГК РФ, что закону не противоречит.

Так, согласно разъяснению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года №7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" правила о снижении размера неустойки на основании статьи 333 ГК РФ применяются также в случаях, когда неустойка определена законом (пункт 78 постановления).

В данном случае суд полагает, что имеются основания для применения положений статьи 333 ГК РФ.

Суд взыскивает с ответчика в пользу ФИО штраф в сумме 10000,00 рублей.

Учитывая удовлетворение заявленных истцом требований, суд считает обоснованными требования истца о взыскании с ответчика судебных расходов, к которым в силу положений абзаца 8 статьи 94 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации относятся также и почтовые расходы, понесенные истцом в связи с направлением искового заявления ответчику, которые подтверждены документально.

Суд взыскивает с ответчика в пользу истца почтовые расходы в размере 225,64 рублей.

В соответствии с частью 5 статьи 198 ГПК РФ при вынесении решения суд обязан решить вопрос о распределении судебных расходов.

Согласно статье 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика в доход государства пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

С учетом требований статьи 103 ГПК РФ и статьи 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации с ответчика подлежит взысканию в бюджет городского округа Шахунья государственная пошлина в размере 2084,00 руб.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 12, 55, 67, 194-199, 233237 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

РЕШИЛ:

Исковые требования ФИО к ООО «РИНГ вояж» о защите прав потребителей удовлетворить частично.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «РИНГ вояж» в пользу ФИО

  • денежную сумму 52500,00 рублей в связи с отказом от исполнения договора возмездного оказания услуг,
  • проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 01.04.2022 по 11.04.2022 года в размере 316,44 рублей и по день фактического исполнения решения суда,
  • компенсацию морального вреда в сумме 1000,00 рублей,
  • штраф в размере 10000,00 рублей,
  • почтовые расходы в сумме 225,64 рублей.

В удовлетворении исковых требований ФИО к обществу с ограниченной ответственностью «РИНГ вояж» в части взыскания компенсации морального вреда в большем размере отказать.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «РИНГ вояж» государственную пошлину в бюджет городского округа город Шахунья Нижегородской области в размере 2084 рублей 00 копеек.

Ответчик вправе подать в суд, принявший заочное решение, заявление об отмене этого решения суда в течение семи дней со дня вручения ему копии этого решения.

Ответчиком заочное решение суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в течение одного месяца со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении заявления об отмене этого решения суда.

Иными лицами, участвующими в деле, а также лицами, которые не были привлечены к участию в деле и вопрос о правах и об обязанностях которых был разрешен судом, заочное решение суда может быть обжаловано В апелляционном порядке в течение одного месяца по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения суда, а в случае, если такое заявление подано, - в течение одного месяца со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении этого заявления.

Заочное решение может быть обжаловано сторонами в апелляционном порядке в Шахунский районный суд Нижегородской области через мирового судью.

Мотивированное решение составлено 27 июня 2022 года.

Мировой судья

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 0.00 [0 Голоса (ов)]
БЕСПЛАТНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ!

Нажимая кнопку "Отправить", Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности и даете согласие на обработку персональных данных.

© 2022 Ксения Русинова, защита прав потребителей Карта сайта
Whatsapp
Viber
Телефон
Email
Задать вопрос юристу
Телефон
Viber